Политическая неразбериха на Среднем Востоке

Мы видели, как администрация президента Обамы из кожи вон лезет для того, чтобы убедить американцев в том, что происходящие в Афганистане и Пакистане события являются чрезвычайно важными, что в американских интересах тратить на «это» деньги и жизни, и что, не смотря на новостные репортажи, говорящие об обратном, в этом направлении достигнут прогресс.

Когда я брал интервью у некоторых представителей администрации для того, чтобы написать статью о первый ста и двухстах днях их пребывания на посту, я всегда задавал вопрос о самом крупном непонятном событии, и ответ всегда был один: Пакистан и Афганистан.

Опасения вызывали три обстоятельства: во-первых, должно было случиться что-то ужасное и непредсказуемое — «неизвестная» тайна, – которая бы полностью подорвала новую «стратегию» Ричарда Холбрука (Richard Holbrooke), на которую опирается Барак Обама.

Во-вторых, американцы не стали бы рассматривать наше вторжение в регион как приоритетное направление защиты государственной безопасности, вот почему, как мне объяснили, Обама еще вернется к этой теме, как он собственно и сделал на этой неделе.

В-третьих, представители демократов в Конгрессе, столкнулись бы со стороны либералов, и начали бы мешать администрации.

Не прошло и десяти дней из второй сотни дней нахождения на посту Обамы, как все эти опасения сбылись: пакистанские повстанцы сплотились больше чем когда либо, и ведут бои с солдатами ослабленного пакистанского правительства недалеко от Исламабада; американцы обеспокоены; ключевые инвесторы, такие как Дэйвид Обей (David Obey), уже сдались; Обама дает своей администрации год, прежде чем он прекратит финансирование.

Это как раз тот случай, когда стратегия налаживания контактов с массовой аудиторией как раз может помочь в развитии политического курса. Но в то же самое время, в отличии от войны в Ираке, здесь не отделаешься двумя-тремя предложениями, больше не будет податливой горстки журналистов, которые будут сообщать только то, что им прикажет администрация президента, и не существует твердой уверенности, даже у представителей администрации, что текущая стратегия приведет к каким-либо достижимым результатам.

Талибан и Аль-Каида являются нашими врагами номер один. Но сейчас они кажутся иллюзорными, а фраза времен Буша о том, что «если мы не победим их там, они придут сюда», звучит немного неискренне, даже если когда-то это и было разумным предложением. Многое из того, что предпринимают наши военные и разведывательное управление, все еще покрыто тайной, однако это, определенно, включает в себя аппаратное обеспечение, огромное количество секретных операций спецслужб, огромное количество контрразведки и стратегических уловок, глушение радиостанций и тому подобное. Кажется, что разрушения, сопутствующие ударам нашего «Хищника», — это одна из многих причин, которые только настраивают против нас мирное население.

Нужно еще беспокоиться об оружии массового поражения, но это оружие, скорее всего, вряд ли украдут или будут использовать, особенно это касается собственных пакистанских военных. Они погрязли в коррупции, они тайно участвуют в сговоре с террористами, которые, скорее всего, и есть враг номер один. Эти террористы достигли таких высот, что более 50 лет терроризируют гражданское руководство страны. Но американские технологии нейтрализуют это ядерное оружие, и возможно где-то на секретной базе около Исламабада расположились специальные подразделения США, готовые высадиться десантом, выкрасть это ядерное оружие и обеспечить его безопасное хранение в случае, если правительство Пакистана будет свергнуто.

Россия и Китай: почему США необходимо играть мускулами как старающемуся произвести впечатление на публику культуристу? Россия и Китай проявляют живой интерес к ситуации в регионе. Взаимоотношения Китая с Пакистаном имеют долгую историю и связаны с финансовыми вопросами. Россия больше обеспокоена геополитикой и расположением военных баз, о чем свидетельствует вовлечение России в войну с Афганистаном почти тридцать лет назад. В этом смысле, способность США повлиять на ситуацию в этих двух странах (Афганистане и Пакистане) ограничена действиями России и Китая. Но в то же самое время, поскольку Россия и Китай колеблются, США тоже находятся в нерешительности. (Напомним, что в 90-е годы Северный Альянс поддерживала Россия (а также Иран и Индия), тогда как поддержка США была незначительной). Беспокоятся ли Россия и Китай об экстремизме и нестабильности больше, чем о контроле над мощью США? Я не знаю.

Стремления Пакистана: Мы упустили из вида, чего же хотят простые пакистанцы. Эта страна считалась раем для мусульман, и теперь главной целью нашей зарубежной политики является убедить мусульманский мир в том, что американские ценности не соперничают с этой религией, или что, по крайней мере, не угрожают ей. Уничтожение существующего в Пакистане радикального исламского сообщества невозможно, но можно, по крайней мере, ненадолго предотвратить дальнейшую радикализацию этого сообщества при помощи правильной стратегии США. В этом случае важно отметить, что опросы общественного мнения в Пакистане показывают, что большинство пакистанцев не радикальны, и что они не любят радикализм больше, чем они не любят США. Что касается Афганистана, в общем пакистанцы не признают той границы, которые установили международные представители между этими двумя странами. Принимая во внимание угрозу нападения со стороны Индии, пакистанцы хотят получить жизненное пространство, которое предлагает Афганистан.

Чаяния афганцев: В этом вопросе я даже теряюсь и не знаю, что сказать, но определенно, осажденные афганцы хотят стабильности, а также возможность зарабатывать деньги, экспортировать свои товары, и не быть убитыми своим правительством, талибами или США.

Конгресс согласился предоставить Афганистану и Пакистану несколько миллиардов долларов США. Циники считают, что Америка просто пытается подкупить правительства этих стран, и тем самым избавить их от коррупции – или предложить им такую щедрую сумму в качестве взятки, что они начнут все больше зависеть от американских инвестиций — и таким образом примут и больше свыкнутся с американскими принципами, чем с местными традициями. Нескольких миллиардов долларов будет недостаточно, поскольку потребовалось 10 миллиардов долларов для того, чтобы остановить российские вертолеты и убедить Советы вывести войска только из одной страны.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.