Россия видит шанс на улучшение связей с США

Президент Обама говорит, что хочет «нового начала» в отношениях США с Ираном, а Москва внимательно прислушивается.

В любой работе по «ремонту» взаимоотношений с Тегераном Россия может оказаться для США необходимым партнером. И трехминутное видеообращение Обамы к Ирану в пятницу возрождает здесь надежду, что Москва и Вашингтон, возможно, тоже на пути к улучшению связей.

«Нет сомнения, что выраженная Обамой готовность вести переговоры с Ираном отстраняет угрозу войны, это исключительно позитивный сигнал в развитии связей США с Россией», — говорит Евгений Сатановский, президент независимого Института ближневосточных исследований в Москве.

В послании Обамы обещаны «честные и основанные на взаимном уважении контакты» и дипломатия, «затрагивающая весь круг стоящих перед нами вопросов». Однако, его инициатива встретила прохладный отклик аятоллы Али Хаменен – высшего лидера Ирана, сказавшего в субботу, что изменений в отношениях не будет, пока США не продемонстрируют «реальные перемены» в своей внешней политике.

В ситуации то нарастающего, то спадающего за последние годы напряжения по поводу Ирана, Москва всегда настаивала, что согласна с Вашингтоном относительно желаемого результата. Обе страны считают перспективу вооруженного ядерным оружием Ирана неприемлемой. Однако, по крайней мере до сих пор, Москва и Вашингтон не могли договориться об отправном пункте, а тем более о маршруте для достижения этих целей.

Когда президенты Дмитрий Медведев и Обама готовятся к имеющей ключевое значение первой встрече в кулуарах предстоящего в следующем месяце саммита «большой двадцатки» в Лондоне, вопрос о том, что делать с Ираном, может оказаться центральным в их усилиях по перекалибровке тяжело складывающихся отношений между США и Россией.

Хотя, по мнению большинства, едва ли эта проблема может помешать переговорам о новом двустороннем соглашении по контролю над стратегическими вооружениями, которые, как ожидается, займут центральное место позже в этом году, многие воспринимают это, как лакмусовую бумагу, которая покажет, смогут ли две стороны образовать плодотворное партнерство, чтобы разобраться с более широким кругом проблем мировой безопасности.

«Существует очень много вопросов, где тесное сотрудничество между Россией и США могло бы принести результаты», — говорит Виктор Кременюк, заместитель директора государственного Института США и Канады в Москве. «Однако мы считаем, что США необходимо переменить свое отношение к России и начать обращаться с нами как с партнером, а не как с последователем, который просто должен занять свое место в строю. Установление такого рода отношений, являются ключом к достижению соглашения по Ирану и по другим жгучим проблемам».

Хотя Россия не является одним из основных торговых партнеров Ирана (это Япония, Китай, Германия и Италия), она стала основным поставщиком в Исламскую республику сложных систем вооружения и гражданской ядерной технологии. Российские эксперты по безопасности настаивают, что эти контакты имеют меньшее значение, чем принципиальные разногласия Москвы и США по поводу того, как работать с Ираном в его известной программе обогащения урана и его подозреваемом намерении приобрести ядерное оружие. Как член Совета безопасности ООН Россия поддержала три раунда умеренных санкций против Ирана, однако наложила в прошлом году вето на набор более суровых мер.

На Западе многие истолковывают недавний запуск Ираном спутника и февральский доклад Международного агентства по атомной энергии, предполагающий, что Иран накопил достаточно обогащенного урана для создания атомной бомбы, как роковой признак, что время истекает. Однако Россия, которая в этом месяце заключила контракт на строительство первой в Иране гражданской атомной электростанции в Бушере, утверждает, что видимой угрозы нет.

«Российская Федерация продолжает считать, что не существует признаков изменения целей этой [иранской ядерной] программы и что она имеет исключительно мирную природу», — сказал заместитель министра иностранных дел Сергей Рыбаков в пятницу, после выступления Обамы.

«Основное различие в подходах заключается в следующем: Россия считает, что еще есть время убедить Иран прекратить или, по крайней мере, приостановить свою ядерную программу, тогда как США полагают, что время почти истекло», — говорит Владимир Сажин, эксперт государственного Института Восточных исследований в Москве.

Россия предпочитает дипломатию, экономические стимулы и гарантии безопасности в обмен на уступки Ирана в ядерной программе, добавляет он. Администрация Буша, напротив, была за изоляцию Ирана, более суровые санкции и «сохранение всех возможных альтернатив», что является эвфемизмом для использования военной силы.

«Барак Обама предлагает новую и внушающую надежды возможность прямого диалога между США и Ираном», — говорит г-н Сажин. «Если это сбудется, тогда вполне возможно, что США и Россия смогут сесть за один стол и вместе убеждать иранцев».

Однако попытка Обамы дать толчок сотрудничеству с Россией по поводу Ирана, предпринятая ранее в этом месяце, натолкнулась на резкую отповедь. В письме Медведеву Обама предложил, что США могут отменить свои планы размещения системы противоракетной обороны в обмен на сохраняющуюся в секрете взаимную уступку России.

«По таким вопросам не ставят условием размен, особенно по иранской проблематике», — сказал журналистам г-н Медведев. «Мы и так работаем в тесном контакте с нашими американскими коллегами по поводу ядерной программы Ирана».

Российские эксперты говорят, что Кремль проявляет чувствительность, потому что обжегся на прошлых соглашениях, особенно на секретной договоренности 1995 года между тогдашним вице-президентом Гором и бывшим российским премьер-министром Виктором Черномырдиным, по которой Россия согласилась прекратить весь экспорт вооружений в Иран после истечения существующих контрактов, в обмен на то, чтобы США не включали ее в список стран, против которых применяются санкции. Существует мало свидетельств выполнения Россией этой сделки, и позднее кремлевская администрация Владимира Путина отвергла ее и продала Ирану современные противовоздушные ракеты «Тор-М1», а также заключила контракт по поставке системы противоздушной обороны дальнего радиуса действия С-300 (но еще не доставила ее покупателю).

«Россия считает, что может стать эффективным посредником благодаря ее политическим связям с Ираном. Мы можем немало сделать для формирования продуктивного диалога между Тегераном и Западом», — говорит Антон Хлопков, директор независимого Центра исследований по вопросам энергии и безопасности в Москве. «Однако наши связи с Ираном имеют очень важное значение и существуют отдельно от наших отношений с США… И с точки зрения России, мы не можем продать Иран».

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.