Эй, транжира!

Многое было сделано из-за склонности президента США Барака Обамы к мотовству. Был издан закон о стимулировании экономики на сумму в 787 миллиардов долларов США, закон о расходах на сумму в 410 миллиардов долларов США для того, чтобы поддержать правительство в конце финансового года (включая и 7,7 миллиардов долларов США резервных средств – которые не предназначены для помощи правительству). Им также был предложен законопроект федерального бюджета на следующий финансовый 2010 год в размере 3,6 миллиардов долларов США, который увеличит налоги с прибыли до 250 000 долларов США в год и поднимет уровень федерального дефицита за 2009 год до рекордной отметки в 1,57 триллионов долларов США, что составляет 12,3% ВВП. Уровень дефицита не поднимался до такой высокой отметки со времен Второй Мировой Войны. Помимо всего этого, уже ходят слухи о втором пакете мер по стимулированию экономики (хотя в основном эту инициативу выдвигают демократы, она также находит поддержку и в рядах республиканцев).

В то время как сторонники меньшего, более ограниченного правительства, скорее всего, обеспокоены всеми вышеперечисленными мерами (не говоря уже об оказании помощи банковскому сектору и автомобильной промышленности), расходы на оборону в основном вышли из поля зрения. В так называемом финансовом бюджете на 2010 год на первом месте стоят расходы на министерство обороны, которые составляют 534 миллиарда долларов США, что не включает в себя дополнительные расходы на военные операции в Ираке и Афганистане (что, по прогнозам «Центр контроля вооружений и нераспространения», увеличит расходы на оборону до 664 миллиардов долларов США в финансовом 2010 году). Даже принимая в расчет, что базовый бюджет в 534 миллиарда долларов США на 21 миллиард больше чем бюджет за 2009 финансовый год, некоторые характеризуют это как протекционное снижение расходов, потому что эта сумма меньше поступившей из Пентагона просьбе на сумму в 584 миллиарда долларов. Телеканал «Фокс Ньюс» провел людей по пути наслаждений, который, конечно, вызвал как раз такой спор, которого мы и ожидали.

Вам придется спросить себя, почему нужно тратить больше 500 миллиардов долларов США (что составляет почти одну треть запланированного дефицита) на министерство обороны. В частности, консерваторы должны спросить самих себя, почему они так возмущены расходами господина Обамы, и в то же самое время, кажется, проявляют полное равнодушие к 14% общефедерального бюджета – и почти половине дискреционного бюджета – которые тратятся на Пентагон.

Очевидно, президент полагает, что чрезмерные затраты в размере 500 миллиардов долларов необходимы для «поддержания нашего военного доминирования». Но, как и господин Буш до него, кого же конкретно боится президент Обама? Советский Союз исчез почти два десятилетия назад. Хотя Россия и имеет ядерный арсенал, с помощью которого можно атаковать США, наш ядерный арсенал служит средством сдерживания. Кроме того, наше отношение к России не представляет собой такой же конфронтационной стратегической позиции, как было во времена Советского Союза. И еще более важно то, что Россия не представляет собой неоспоримой военной угрозы для Европы или США (а Европа может позволить себе оплатить свои расходы на оборону, если она полагает, что для своей безопасности необходимо обладать военной мощью, чтобы противостоять России).

Военную модернизацию Китая часто называют угрозой, но даже в министерстве обороны признают, что «будущий курс развития Китая еще неясен, особенно в области распространения и использования военной силы». Конечно, самый худший сценарий развития событий – если Китай перестанет быть главным стратегическим соперником для бывшего Советского Союза. Мы не должны игнорировать самый худший сценарий развития событий, но в то же время мы не должны позволять этому сценарию руководить нашими решениями и планами, если существуют все причины и доказательства полагать, что подобный сценарий вряд ли случится (проблема, которая привела к решению вторгнуться в Ирак). Как утверждает Тед Гален Карпентер, проректор Университета Като по вопросам обороны и зарубежной политики: « Я не совсем уверен, почему в Пентагоне всегда рассматривают самый плохой сценарий развития событий, когда дают оценку военной угрозе Китая, но в Пентагоне все же это делают». Китай терпит, что за ней так пристально наблюдают, но мы должны быть очень осторожны, и не превратить китайскую военную угрозу в реальность. Также правдоподобным вариантом (если не больше) может быть то, что Китай перестанет быть региональной державой. Если такое произойдет, перед Тайванем может возникнуть потенциальная угроза, но безопасность США не зависит от безопасности Тайваня. Важнее всего то, что Китай не обладает средствами по переброске военной техники в район вероятных боевых действий, и поэтому не может угрожать непосредственно территории США.

Конечно, мы не должны трястись от страха перед тем, что осталось от Оси Зла – Иран и Северная Корея (ирония растущей военной мощи Китая заключается в том, что она представляет собой силу, которая сводит на нет угрозы со стороны Северной Кореи) – или ее менее значимых членов — Куба и Венесуэла. Ни одна из этих стран не представляет серьезной угрозы для Соединенных Штатов.

Хотя расходы США на оборону практически равняются расходам на оборону всех остальных стран мира, нам продолжают говорить, что мы не защищены. Возможно, это правда в отношении террористической угрозы, от которой невозможно полностью защититься, но речь не идет об обычных военных угрозах. США занимают уникальное геостратегическое положение с дружелюбными соседями на севере и юге. На западе и востоке она отгорожена Тихим и атлантическим океанами соответственно, что делает военное вторжение практически невозможным. А американский стратегический ядерный арсенал служит сильным фактором сдерживания против существующих и возможных ядерных держав.

Итак, почему же нам необходимо тратить еще 500 миллиардов долларов для того, чтобы поддержать свое военное доминирование? Не для того, чтобы защититься от угроз, а для того, чтобы продолжать свою захватническую политику вмешательства по всему миру. Хотя министр обороны Роберт Гейтс говорил исключительно о Китае, он дал понять, что военное руководство США поддерживает политику вмешательства, когда в январе этого годы выступал перед комитетом Сената по вооруженным силам: «Модернизация в этих регионах может представлять угрозу для основных средств США по развертыванию своей силы и по предоставлению помощи союзным нам странам тихоокеанского региона: это представляет угрозу для наших военных баз, воздушно-морских сил, и для всей инфраструктуры, поддерживающей эти силы».

Будучи кандидатом в президенты, господин Обама настаивал на изменениях. Сейчас, когда он является президентом – во всяком случае, что касается расходов на оборону – чем больше происходит изменений, тем больше все остается по-старому.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.