Контрпродуктивное презрение

В прошлую пятницу избиратели в грузинских сепаратистских территориях Абхазии пришли на избирательные участки, чтобы принять участие в президентских выборах, которые в свою очередь настойчиво игнорируются Соединенными Штатами и и европейскими странами.

Не было никаких международных наблюдателей, никаких строгих предупреждений абхазским лидерам о верховенстве закона, никаких Западных поздравлений победителю — Александру Анквэбу, который был исполняющим обязанности президента Сергея Багапша, дважды избранного абхазского президента, внезапно умершего в мае.

В самом деле, многие западные организации призвали Тбилиси, осудить участков выборов. Представитель Евросоюза по внешней политике Кэтрин Эштон заявила, что ЕС «Не признает конституционные и правовые рамки, в которых состоялись эти выборы», в то же время НАТО заявил, что альянс «не признает выборы».

Основная причина этих реакций является то, что в то время как народ Абхазии считает себя независимым государством, а правительства стран мира, только с очень немногими исключениями, считают эту территорию – неотъемлемой частью Грузии. Только несколько недель назад Сенат США принял резолюцию, характеризующую Абхазию «оккупированной» Россией.

Однако, осуждение политических процессов на отколовшейся территории наносит ущерб авторитету и влиянию Запада на Южном Кавказе по целому ряду направлений.

Во-первых, по стандартам Южного Кавказа, выборы о казались «разумно конкурентоспособными». Анкваб (Ankvab), с 54 процентами голосов, обошел двух других кандидатов — прежнего премьер-министра и московского фаворита Раулья Каджэмба и настоящего премьер-министр Сергей Шамба.

Хотя выборы были далеки от совершенства, в то же время все три кандидата открыто агитировали избирателей во время предвыборной кампании и получили равное время на государственном телевидении. Чего нельзя сказать о национальных выборах в Грузии, которая рассматривается западными правительствами как модель демократии, к которой Абхазия должна стремиться, чтобы встать под знамя Единого национального движения президента Михаила Саакашвили.

Во-вторых, было мало свидетельств того, что Москва предопределила результат выборов в Абхазии. Тем не менее, открытая враждебность Запада к выборам неумышленно укрепила влияние России.

Начинания с момента признания независимости Абхазии в 2008 году, после короткой грузинско-русской войны Россия фактически взяла ряд важнейших функций и экономических секторов Абхазии под «мантру» модели «двустороннего сотрудничества».

Вместо того, чтобы подтолкнуть правительство и общественность Абхазии принять реинтеграцию в Грузию, действия и политика Запада по изоляции привела Сухуми в объятия России и укрепила уверенность населения в том, что Запад действует как протеже Грузии.

В-третьих, показав свою незаинтересованность в этих выборах, Запад еще сильнее закрепляет свою контрпродуктивную позицию, которая показывает, что Запад не интересует положение дел в Абхазии, положение населения и то, что он не намерен предпринимать усилия для решения конфликта.

Сразу после выборов, генеральный секретарь НАТО Андерс Расмуссен заявил, что «проведение таких выборов не способствует мирному и долгосрочному урегулированию ситуации в Грузии».

Все же, открыто отклоняя демократические стремления Абхазии и вслепую поддерживая бескомпромиссный изоляционизм Тбилиси, Запад отказывает себе в самых эффективных рычагах влияния, с помощью которых можно было бы подтолкнуть абхазских лидеров к переговорам по статусу Абхазии.

Позиция Запада не признавать независимость Абхазии является правильной. Однако политика изоляции Сухуми – непоследовательна и контрпродуктивна.

Запад выборочно взаимодействует с рядом непризнанных государств и спорных территорий. Это способствует множеству экономических связей и проектов на молдавской отколовшейся территории Приднестровье; Соединенные Штаты и Великобритания принимают паспорта от жителей непризнанной турецкой республики Северного Кипра.

В попытке играть более конструктивную роль на Кавказе, ЕС в прошлом году принял более перспективную стратегию «непризнания и вовлеченности» по отношению к Абхазии призванную способствовать развитию более тесных контактов. Но стратегия застопорился в ЕС из бюрократии и агрессивному грузинскому лоббированию.

В конечном счете, позиция Запада не имеет сиюминутных последствий для вновь избранного абхазского президента, который должен как-то укрепить слабую экономику Абхазии, привлечь инвесторов для модернизации своей инфраструктуры и осторожно уходить от зависимости от России.

Запад сохраняет маргинальное настроение в той части Кавказа как раз в тот момент, когда Вашингтон и Брюссель должны были бы продвигать альтернативы слишком знакомой всем системе великой державы и соревнований.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.