Какое будущее у тружеников России?

Дэйв Ослер (Dave Osler) сравнивает свое недавнее посещение России с его первым визитом в 1989 году.

В первый раз, когда я посетил Россию, это было все еще место эксперимента, который представлял из себя целый этап истории – «эпоху СССР». Михаил Горбачев пытался преобразовать сталинизм во что-то более хорошее, однако прогресс был весьма сомнительным.

В 1989 страна только начала открываться внешнему миру, а я получил «комплексное обслуживание» по умеренной цене через туристическую фирму, «привязанной» к старой коммунистической партии Великобритании. Также в поездке были два очень видных британских троцкиста.

У меня все еще есть фотографии товарища из партии рабочих, выглядящего отчетливо глупым, когда он карабкался на ворота Зимнего Дворца в ложной попытке штурмовать его. 

Трудно описать сложности, с которыми сталкивались левые в России того периода. Это было особенно справедливо для Социалистической Рабочей партии, которая использовала лозунг, что Россия иллюстрирует пример государственного капитализма как средства дифференцирования между собой и всеми другими.

Анализ истории дает возможность, согласно утверждения Шахтмана, сказать, что Россия того периода – это деградировавшее рабочее государство. Надо понимать – Россия с конца двадцатых годов отчетливо не была рабочим государством, ни под каким соусом.

Но в то же самое время, было трудно расценить Россию того периода как систему государственного капитализма и у меня всегда было подозрение, что описание Макса Шахтмана СССР как государства бюрократического коллективизма звучало более правдоподобно, по крайней мере для меня.

Чтобы описать Москву и Ленинград тех времен, времен перестройки и гласности, слово «хаотичные» было бы слишком мягким.. Даже мавзолей Ленина был неисправен. Лишь небольшая часть магазинов имела товар для продажи. Все товары были либо смехотворно дешевыми или смехотворно дорогими, без всякого промежуточного состояния.

Худшее из возможного для молодого человека, пытающегося хорошо провести время в отпуске, было то, что не было никакого пива. Я вспоминаю жалобу на этот факт Ольге, гиду интуристов средних лет от отдела кадров киностудии.

«Неважно» — вздыхала она. «В следующий раз, когда ты приедешь в мою страну, будет много пива». И знаете что? Она была права.

Я могу уверенно говорить после журналистского брифинга в прошлом месяце то, что Москва и Санкт-Петербург повторно «изобрели» себя как современные капиталистические европейские города. У них есть огромное множество приятных баров и ресторанов, а также есть слой населения с деньгами и свободным временем, чтобы часто посещать их.

Есть супербогатая постсоветская олигархия, есть средний класс, состоявший из 20-25 % населения, которые взяли курс на переход к капитализму. Они — люди, которых мы видим на таких изящных улицах, полных магазинов, как Тверская и Невский Проспект.

Но не все для всех одинаково. Банкиры эмигранты рассказали мне, что много людей в индустриальном интерьере увидели лишь минимальное изменение по сравнению с советским периодом. Многие увидели, что их доход резко упал и надо сказать, что 15 % русских живут в бедности. Все деревни, по общему мнению, близки к экономическому краху, а городские жители считают их слишком опасными для посещения.

Экстенсивное преобразование от бюрократического коллективизма к частному капитализму ведет Россию по шаткому пути. Проблема с так называемой стратегией «шоковой терапии», принятой в 1990-ых, состоит в том, что она была основана на слишком большом количестве прежнего и слишком малом количестве нового.

Тогда многие предприятия вернулись к бартеру, будучи в условиях сильной неопределенности рассчитывались со своими рабочими товаром ими же произведенными. Эти товары работники были вынуждены продавать (менять) и покупать еду. Процветала преступность, налоги не взимались, а Ельцин не стыдился появляться «навеселе» даже публично.

2000-ые изменили все это благодаря нефтяному буму и новому правителю, который изменил направление движения страны. Серьезные люди — такие как правительство Картера и Збигниев Брзезинский — сравнили Путина с довоенным диктатором Италии Бенито Муссолини. Но очевидно они несколько преувеличили.

Надо отдать должное, Путин сделал так, чтобы теперь поезда ходят по расписанию, он тщательно управляет демократией и осуществляет контроль над системой, которая в известной степени объединила столицу и государство, что согласно обозначениям Тони Клиффа кажется ретроспективно закономерным.

В России по закону функционируют оппозиционные партии, даже если они не конкурируют на едином игровом поле с правящей партией (пер. – на политической сцене). Там газеты выражают несогласие, даже если звездные репортеры весьма часто заканчивают свой путь на погосте. Самым важным из всех обстоятельств с нашей точки зрения является наличие ядра независимого рабочего движения.

Я все еще не уверен, как и почему AWL* стал первой группой, которая стала думать нестандартно и объявила свою приверженность учению Шахтмана. Но помня, высмеивание такого идеологическое развитие оно вполне закономерно исходит от застрявших в ненадежной ортодоксальности. И по сему – это было храброе решение. Что же честной тебе игры.

Куда Россия идет теперь трудно понять. Я взял интервью у нескольких миллиардеров и конечно они не испытывают опасений относительно будущего их страны. До сих пор Россия оказалась неуязвимой для волнений, которые охватили большую часть Ближнего Востока, но вот что удивительно – большую часть населения страны заботит то, что они будут есть, а не вопросы прав человека

Но где есть социальная поляризация, есть, по крайней мере, потенциал для социального взрыва. Мы пока еще не пережили столетие со знаменательного дня в 1917 году (пер. – имеется в виду Великая Октябрьская революция). История иногда требует чертовски много времени…

* – The Alliance for Workers\’ Liberty (Союз Свободы рабочих) – часть рабочего движения за социалистическую альтернативу как капитализму, так и сталинизму, основанное на общественной собственности и демократии. Базируется по большей части в Великобритании

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.