Ближний Восток: региональные игры становятся все более сложными

Ближний Восток всегда был ареной для властных игр мировых держав и продолжает быть таковым. Это было проанализировано в моей статье, посвященной этому вопросу. Однако в рамках этой общей игры важнейшим подтекстом является возникновение сложных взаимоотношений сил региональных держав на Ближнем Востоке.

Крупные региональные державы на Ближнем Востоке, которые заметно фигурируют в любом стратегическом вопросе на Ближнем Востоке, а также в части отношений с мировыми державами были Египет, Саудовская Аравия, Турция и Иран. Сирия и Ирак, хотя и не в этой лиге, также фигурируют в качестве важных региональных единиц.

Из региональных держав, названных выше, Египет вместе с Саудовской Аравией и Турцией, в последнее время считались верными союзниками США и Запада и в общем балансе сил на Ближнем Востоке создавали перевес в пользу Соединенных Штатов.

Египет был вторым крупнейшим получателем военной и финансовой помощи от Соединенных Штатов после Израиля. Саудовская Аравия имеет тесное стратегическое партнерство с Соединенными Штатами. Турция была основой восточного фланга НАТО.

Все эти три столпа завершали построение архитектуры безопасности Ближнего Востока Соединенными Штатами. И вся их деятельность в регионе после распада Советского Союза была в основном настроена на предвосхищение роста любой региональной державы угрожающей стратегическим интересам США в регионе, а именно была ориентирована на Ирак и Иран.

После смены режима в Ираке и поступлении его под контроль США, Иран остается главной мишенью Соединенных Штатов. Но в тандеме на Ближнем Востоке появились обстоятельства, которые не очень благоприятны для США в области безопасности и стратегических интересов.

Египет стал свидетелем массивных политических потрясений, приведших к свержению проамериканского президента Мубарака. Саудовская Аравия в последние годы приняла позицию «стратегии хеджирования против Соединенных Штатов», а также сближения с Россией и Китаем. Турция, несмотря на её членство в НАТО приняла ряд дипломатических решений, которые не могут быть описаны как лоббирующие интересы США.

Иран по-прежнему сопротивляется США при отсутствии каких-либо значимых политических достижений в связи с экономическими санкциями США против Ирана. Иран продолжает свою ядерную программу и, возможно, только несколько шагов отделяют Иран от создания ядерного оружия.

Хотя Соединенные Штаты, возможно, и не потеряли своей рычаги влияние на Ближнем Востоке, но там, по всей вероятности «происходит» рокировка интересов Ближнего Востока, где Турция и Иран, как наиболее известные региональные державы, похоже, движутся в направлении открытой стратегической конвергенции и выравнивания.

Два таких «выравнивания», которые попались на глаза, являются «выравнивание» Турция-Иран-Сирия и предварительные шаги Пакистана и Ирана для формирования Иран-Пакистан-Афганистан треугольника (пер.- коалиции) под видом борьбы с терроризмом.

В обоих этих стратегических шагах Иран выступает в качестве общего знаменателя и оба шага, конечно, не являются дружественными по отношению к США и их интересам.

В этой статье я намерен более подробно рассмотреть оба вышеуказанных шага, поскольку они имеют потенциал, чтобы изменить баланс сил на Ближнем Востоке.

Турция-Иран-Сирия. Мировоззрение: политические и стратегические перспективы

Иран и Сирия стоять в «одной шеренге» по многим политическим и стратегическим вопросам в течении ряда и обе эти страны мягко говоря не имеют теплых отношений с США. Турция является новым дополнением к этой группировке. Отклонение Турции от курса США и НАТО придает все более зловещие контуры этой стратегии выравнивания.

Политическая группировка также должна рассматриваться с точки зрения позиции государств-членов этого договора с оглядкой на Израиль. Иран и Сирия были в сильной состязательной позиции в отношении Израиля. Турция до недавнего времени имела военные отношения сотрудничества с Израилем и только недавно пересмотрела свою политику в отношении Израиля, когда в соответствии с настоящим политическим устройством в попытке играть большую политическую роль на Ближнем Востоке, Турция стала на сторону Палестины.

Политически все три направление этого выравнивания основаны на хороших отношениях с Россией. А Турция и Иран активно заняты военным сотрудничеством с Китаем.

На первый взгляд, в самой природе группировки Турция-Иран-Сирия заложено то, что эти страны являются высоко военизированным народами Ближнего Востока. И это придает стратегическое значение тревожному балансу сил на Ближнем Востоке.

В региональный стратегический баланс явно внесен разлад, поскольку альянс двух крупных региональных держав имеет геополитическое и геостратегическое значение.

С точки зрения межрегионального военного баланса Саудовская Аравия, выступавшая в качестве основного регионального соперника за власть в Персидском заливе против Ирана теперь, похоже, потерпела стратегическое поражение.

США по всей видимости потеряли некоторые стратегические рычаги влияния в регионе Персидского залива.

С точки зрения перспективы там все зависят от многих стратегических неопределенностей с точки зрения долговечности и стратегической сплоченности альянса Турция-Иран-Сирия. Но, безусловно, потенциал этого союза становится серьезным конкурентом Вашингтону и Западным странам.

«Тройственный союз» Иран-Пакистан-Афганистан. Иран и Пакистан в качестве движущей силы

Эта трехсторонняя конструкция в настоящее время имеет значительный геополитический вес, а геостратегический потенциал этого объединения попал в сферу интересов США после ликвидации Усамы бен Ладена глубоко внутри Пакистана три месяца назад.

Под личиной региональных контртеррористических инициатив главы государств Ирана, Пакистана и Афганистана собрались в Тегеране в прошлом месяце.

Политически Ирано-Пакистанские отношения являются, образно говоря, «качелями». Иран попал в «немилость» ввиду стратегического партнерства с Пакистаном, имеющим весьма сложные отношения с Соединенными Штатами.

Политически Иран выступает как примерно равный по мощности контрагент в территориальных играх против Саудовской Аравии за лидерство на Ближнем Востоке. Так как политика создает странные «конструкции» Пакистан добился политических шагов к сближению с Ираном, включая Ирано-Пакистанский трубопровод, который может добавить доходов Ирану. Политические шаги Пакистана в сторону Ирана привлекли пристальное внимание со стороны США.

Афганистан, который в настоящее время находится под политическим и военным контролем США кажется лишним в этом «тройственном союзе». Афганистан увиливает от ранее уговора с Пакистаном по сближению с Китаем, и теперь, похоже в Пакистан получает выгоду от неопределенности, которая беспокоит президента Карзая в той части, которая касается интересов США в Афганистане.

В стратегическом плане Ирано-Пакистанско-Афганистанская конфигурации не имеет значительного веса, хотя в настоящее время Иран и Пакистан имеет значительное число военных машин, которые испытаны в бою. Иран и Пакистан имеют довольно большой арсенал баллистических ракет. Пакистан же является ядерной державой и может стать для Ирана фундаментом для его собственного ядерного вооружения.

С политической и стратегической точек зрения долгосрочные перспективы этого союза выглядят весьма сомнительными. Существует слишком много «НО» внутри самих стран участниц коалиции, которые препятствует любым значительным стратегическим шагам, направленным по отношению к Соединенным Штатам.

Заключительные замечания

Политико-стратегическое «выравнивание» коалиции Турция-Иран-Сирия и тройственный союз «Иран-Пакистан-Афганистан» не сильно меняют расклад игры на Ближнем Востоке. Эти группировки можно сказать находятся на периферии Ближнего Востока.

В настоящее время они должны рассматриваться только как политические союзы, хотя, если они полностью «кристаллизуются» (пер.- сформируются), то они смогут иметь стратегическое значение.

Эти объединения должны рассматриваться как реакция на доминирование США в регионе и создания своего «ближневосточного» острова суверенных интересов для участников вышеназванных объединений.

Обращает на себя внимание тот факт, что в обоих этих региональных конструкциях Иран выступает в роли «стратегического магнита» вокруг которого происходит объединение.

Также интересно, что из шести стран, участвующих в этой «стратегической перестройке» на Ближнем Востоке, пять стран не являются арабскими странами. И только Сирия является арабской страной.

Означает ли все сказанное выше, что приходит конец господству арабских стран в архитектуре Ближнего Востока во главе с Саудовской Аравией? Говорит ли это, что Иран будет доминировать над Саудовской Аравией? Последнее позволяет предположить, что так или иначе это будет иметь последствия для Соединенных Штатов и Израиля.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.