Что должен делать Израиль, если палестинцы создадут свое государство

«Тот, кто пришел в землю Израиля, чтобы две тысячи лет спустя построить здесь свой национальный дом, должен быть готов к трудностям. Тот, кто ищет покой, пусть отправляется в Финляндию». Подобные рекомендации, высказанные Эхудом Бараком, считающим себя гениальным лидером, являются верхом идиотизма. Финляндия известна не только суровым зимним климатом и полярными ночами.

Финляндия известна тем, что отказалась от значительных территорий в пользу Советского Союза и эвакуировала около полумиллиона своих граждан из мест, в которых они жили столетиями. Если уж на то пошло, то израильским лидерам стоит съездить в Финляндию и перенять опыт выселения десятков тысяч граждан из собственных домов.

Меня приводит в отчаяние тот факт, что Биби и Барак фотографируются на фоне противоракетного комплекса «Железный купол». Было бы гораздо лучше, если бы они сфотографировались во время подписания договора об урегулировании конфликта с палестинцами. Вместо того, чтобы бахвалиться дорогостоящим оружием (100 тысяч долларов стоит один запуск), защищающим ничтожную часть израильского тыла и периферии, которым угрожают 80 тысяч ракет «Хизбаллы», Сирии и ХАМАСа. Еврейские головы работают исправно, изобретая технические патенты. Однако идея «железного купола» противоречит стратегической концепции Бен-Гуриона, согласно которой любая война должна быть максимально быстро перенесена на вражескую территорию.

Биби склонен опаздывать на встречи и затягивать принятие важных решений. Со времени своей бар-иланской речи он не предпринял ни одного существенного шага в направлении мирного урегулирования конфликта. Он отказался от продления еще на два месяца моратория на строительство в еврейских поселениях на Западном берегу. Пообещал «вторую бар-иланскую речь», но обусловил ее произнесение официальным визитом в Вашингтон. Напуганный тем, что Барак называет «политическим цунами», которое ожидает нас в ООН в ближайшем сентябре, он начал робко замораживать строительство в тех или иных населенных пунктах. Почему-то именно в Иерусалиме. Не получив ничего взамен. Знакомая картина: слишком позднее пробуждение, когда уже ничего нельзя изменить.

Министры всячески оттягивают принятие стратегических решений, и когда оказываются перед лицом серьезных проблем, начинают метаться, словно перепуганные мыши в клетке, увидившие приближение специалиста по борьбе с грызунами. Мир движется вперед, не считаясь с нашими темпами осознания проблем. Принятая в 1975 году декларация ООН, постановившая, что сионизм является формой расизма, ничто по сравнению с тем, что ожидает нас в сентябре, когда ООН признает Палестинское государство в границах 1967 года. Параллельно готовится к отплытию к берегам Газы новая флотилия. Иными словами, нас хотят превратить в государство-изгой.

Переговоры, которые ведут израильские представители с государствами, из чьих портов будут отправляться в Газу судна новой «флотилии свободы», свидетельствуют, что есть гораздо более эффективный способ преодолеть проблему, чем военное столкновение в открытом море, которое будет вновь осуждено всем миром. Чего, ко всем чертям, боится правительства? Пусть участники флотилии высаживаются в Газе. Кого это вообще волнует?

Изобретенный Бараком термин «политическое цунами» вселяет ужас. Особенно в свете катастрофы, произошедшей в Японии. Но чем бояться, лучше предпринять мозговой штурм и принять правильные решения. Согласно израильским источникам, вначале палестинцы пытались провести решение о признании своего государства через Совет безопасности. Однако нынешнее руководство автономии достаточно рационально и понимает, что это невозможно. Американцы обязательно воспользуются правом вето. За год до новых президентских выборов Обама будет не может позволить себе лобовое столкновение с израильским руководством.

Бывший посол Израиля в ООН Габриэлла Шалев считает, что решение ООН будет беззубым: «Палестинское государство без армии, без признанных границ, без согласия со стороны Израиля не может быть полноценным государством. Мир в результате этого уж точно не наступит». Однако никто в мире (включая Обаму) не сможет позволить себе с равнодушием отнестись к этому решению. Американская администрация потребует, чтобы Израиль проявил инициативу. Иначе нам будет навязано международное решение конфликта

Обама и новая, готовая к сотрудничеству Америка

История – это повесть о подъеме и падении народов и империй.

Некоторые полагают, что Соединенные Штаты под давлением экономических проблем у себя дома и из-за чрезмерного напряжения двух идущих сейчас войн за рубежом подошли к концу своей доминирующей роли в мировых делах. Но постамериканская эпоха еще не наступила. США остаются сильнейшей военной державой на земле. Их экономика по-прежнему крупнейшая в мире, и с большим отрывом. Однако, теперь Америке придется действовать в многополярном мире поднимающихся вокруг нее стран, чье влияние растет, и сотрудничать с ними.

Как выразил это президент Барак Обама на встрече «большой двадцатки» в Лондоне в прошлом месяце (когда-то это была «большая семерка»), больше никакие Черчилль и Рузвельт не станут заседать в задней комнате и вдвоем решать будущее мира. «Не в таком мире мы теперь живем», — сказал президент. Так в сегодняшнем мире Америка будет меньше повелевать, а больше убеждать.

Соединенным Штатам нужна Россия (и это будет Россия, твердо нацеленная на восстановление сил после потери стран-сателлитов Советского Союза), чтобы содействовать обузданию ядерных амбиций Ирана. Соединенным Штатам нужен Китай (и это будет Китай, все более экономически крепкий и осознающий свое новое глобальное влияние), чтобы сдержать ядерные амбиции Северной Кореи. Соединенные Штаты обращаются к Европейскому Союзу, чтобы он поддержал антитеррористические силы в Афганистане. Соединенные Штаты убеждают Индию, быстро становящуюся экономической сверхдержавой, успокоить страхи Пакистана по поводу возможности новой индо-пакистанской войны, чтобы пакистанские военные смогли сосредоточиться на борьбе с «Талибаном» и «Аль-Кайдой» внутри собственных границ. Соединенные Штаты нуждаются в помощи таких стран, как Египет и Саудовская Аравия, чтобы смягчить отношения с Сирией и вести переговоры с «Хамасом» и «Хезболла».

Обама рассчитывает на такую мусульманскую страну, как Турция, чтобы улучшить отношения Америки с исламом «неисламского» толка, возможно, даже для того, чтобы содействовать мирному урегулированию между Израилем и палестинцами. «Соединенные Штаты не ведут войну с исламом и никогда не будут ее вести», — сказал он турецким должностным лицам.

На протяжении всей своей поездки по зарубежным странам, первой с тех пор, как он стал президентом, Обама говорил то, что хотели услышать его собеседники. Он приехал «слушать», а также предлагать идеи. Америка ценит тот факт, что «Европа теперь восстановлена и могущественна. Япония восстановлена и могущественна. Китай и Индия движутся вперед. И это хорошо», — заметил Обама.

О своей встрече с российским президентом Дмитрием Медведевым он сказал: «Сегодня мы отмечаем начало нового прогресса в американо-российских отношениях». Лидерская роль Медведева «имеет ключевое движение в том, чтобы позволить этому прогрессу осуществиться».

Нам предстоит увидеть, превратятся ли все это обаяние и весь этот приятный разговор в ходе первой заокеанской дипломатической поездки Обамы в осязаемое сотрудничество. Обама ясно дал понять, что, по крайней мере публично, американская дипломатия под его руководством будет характеризоваться большей скромностью и смирением, проявляемым по отношению к друзьям и союзникам.

Хотя несомненно, что «большая двадцатка» состоит из влиятельных стран, но дома у нас, в Нью-Йорке, на берегах Ист-Ривер, голосом всех народов мира служит Организация Объединенных Наций.

Интересным испытанием для администрации Обамы будет то, распространится ли его дипломатическое благодушие на то, чтобы расширить «большую пятерку» постоянных, обладающих правом вето членов Совета Безопасности ООН, которые в основном и распоряжаются важнейшими делами в ООН. Это Соединенные Штаты, Британия, Франция, Россия и Китай, которые сохранили свое тщательно оберегаемое положение со времени появления ООН в 1945 году.

Новые влиятельные государства, такие как Германия, Индия, Япония и Бразилия, чьего сотрудничества администрация Обамы сейчас ищет, давно уже доказывают, что хотя, возможно, «большая пятерка» имела право представлять весь мир, каким он был тогда, они уже не могут быть представителями всего сегодняшнего мира. Поэтому постоянное членство должно быть распространено на эти страны, обладающие новым весом и значением.

Это, безусловно, разумный аргумент. Но уже много лет таинственные, грязные закулисные политические интриги мешали и мешают таким переменам. Распространится ли эта недавно признанная взаимозависимость мира на международную организацию, которая должна представлять весь этот мир?

Джон Хьюз, бывший редактор газеты «Christian Science Monitor», раз в две недели дает колонку для еженедельного печатного издания этой газеты.

Сработает ли американское предложение «перезагрузки»?

В феврале администрация Обамы послала секретное письмо в Москву, в котором, по сообщениям, предложила отказаться от разработанных при его предшественнике планов противоракетной обороны в Европе в обмен на более конструктивную роль России в том, что касается ядерной программы Ирана. Кремль радостно прикарманил это предложение, но не дал твердых обязательств по поводу нажима на Тегеран. Итак, что же Россия на самом деле думает об Иране и его ядерных амбициях?

В Вашингтоне давно уже стало общепринятой точкой зрения, что партнерство между Россией и Ираном прочно и становится все прочнее. Для такой посылки существуют серьезные основания. Москва уже годами была и является ключевым стратегическим союзником Исламской республики и передает ей атомные технологии. Плоды такого сотрудничества сейчас уже болезненно очевидны. Если все пойдет, как планируется, говорят иранские должностные лица, построенный русскими реактор на плутонии в южном иранском городе Бушер вступит в строй к концу этого года. Как только это произойдет, они не делают тайны из того факта, что надеются уговорить Россию на строительство нескольких дополнительных ядерных предприятий.

По крайней мере публично Москва не имеет ничего против этой идеи. Те, кто принимает решения в Кремле, начиная с президента Медведева и ниже, подтвердили свою поддержку иранским ядерным «правам» и отвергли как несерьезную озабоченность Запада, что ядерные программы Исламской республики направлены, в конечном счете, на разработку оружия.

Но это не обязательно означает, что российское правительство рассматривает иранский режим как дружелюбный, или что его приверженность Тегерану абсолютна. В прошлом ряд видных российских государственных деятелей и экспертов пошли против склонности Кремля, предостерегая об опасности, связанной с приобретением иранскими аятоллами ядерного оружия. Среди них самой заметной фигурой является Евгений Велихов, секретарь Общественной Палаты и лицо, приближенное к Владимиру Путину. В апреле 2007 года он предупредил: «Очень важно, чтобы Иран не приобрел ядерного оружия… Если Иран приобретет ядерное оружие, это произведет резко негативный эффект на безопасность всего мира».

В последнее же время тревогу бьет генерал-майор Владимир Дворкин. На конференции в Москве ранее в этом месяце генерал Дворкин (бывший важный член советской делегации на переговорах по контролю над вооружениями, сейчас возглавляющий Центр стратегических ядерных сил) показал, что «Иран активно работает над программой по созданию ракет» и предостерег, что растущий запас баллистических ракет Исламской республики «по всей вероятности, сможет угрожать всей Европе» в ближайшем будущем.

Но наиболее серьезная опасность, по словам генерала Дворкина, заключается в том, что Тегеран может сочетать эту способность со своей растущей ядерной программой, что приведет к важным геополитическим последствиям: «Настоящая угроза заключается в том, что Иран, уже игнорирующий все резолюции Совета безопасности ООН и наложенные им санкции, станет практически «неприкасаемым», приобретя статус ядерной державы, и сможет расширить свою поддержку террористических организаций «Хамас» и «Хезболла».
Что эксперты в России все больше осознают потенциально дестабилизирующие последствия приобретения Ираном ядерного статуса, едва ли может удивить. Расположенная географически ближе к Ирану, их страна уже находится в пределах доступности все более сильного стратегического арсенала Тегерана. Должностные лица в Москве остро осознают, что Иран сможет играть гораздо более дестабилизирующую, чем сейчас, роль на Востоке в целом, включая бывшие советские республики Средней Азии.

Удивительно, что Соединенным Штатам и их союзникам пока не удалось преобразить эти тревоги в реальный конструктивный диалог с Кремлем об общей угрозе для обеих стран, которую представляет нынешний режим в Тегеране.

Направленные Москве президентом Джорджем Бушем инициативы по данному вопросу носили более процедурный, чем политический характер, воздерживаясь от серьезного вовлечения лидеров России в решение таких вопросов международной безопасности, которые имели важное значение для них.

Сегодня планы администрации Обамы «нажать на кнопку «перезагрузки» в американо-российских отношениях сосредоточились на некоторых из этих тактических областей, среди них новые переговоры по контролю над вооружениями и большие усилия по стабилизации Афганистана.

Однако, на более широком стратегическом уровне, Вашингтону не удалось убедить Москву, что прочное сотрудничество в этих и других областях может появиться лишь в случае достижения договоренности по Ирану. Если и когда это произойдет, Белый дом и Кремль могут обнаружить, что у них немало общих интересов, которые стоит обсудить.

Айлен Берман является вице-президентом Американского Совета по внешней политике в Вашингтоне по политическим вопросам.

Лавров: Россия будет проводить встречу по Ближнему Востоку

Россия не будет приглашать Хамас или выдвигать на первый план «сирийскую линию» на мирной конференции по Ближнему Востоку, которую она намеревается провести в Москве в середине года, сказал во время встреч в Иерусалиме в воскресенье прибывший туда с визитом министр иностранных дел России Сергей Лавров.

Конференция, которую русские представляют как продолжение конференции в ноябре 2007 года в Аннаполисе, была на повестке дня с тех пор, но пока не порождала к себе значительный интерес со стороны Израиля или Америки.

Сейчас ситуация немного изменилась, по крайней мере в Иерусалиме, и потому, что Израиль доволен «сбалансированной» и даже «позитивной» ролью, которую Россия играла во время операции «Литой свинец», и потому, что Израиль предпочел бы, чтобы хозяином международной ближневосточной конференции стала Россия, а не французы.

Правительственные должностные лица озабочены, что французский президент Николя Саркози использовал бы международную конференцию в Париже, которую он пытается рекламировать, чтобы выдвинуть на первый план сирийскую линию, которая возможно даже затмила бы палестинский вопрос, а Израиль в настоящее время не заинтересован в этом.

Израильские должностные лица заявили, что во время военной операции в Газе Израиль провел ряд дискуссий с Россией, и русские не высказывали критики этой операции, а скорее просто хотели понять происходящее.

Делая завуалированную ссылку на французов, один правительственный чиновник сказал, что российские заявления не включали декларации о непропорциональном использовании силы, контрастируя «с некоторыми заявлениями наших друзей».

Лавров прибыл в Израиль, совершая поездку по региону, в которую входят также визиты в Палестинскую автономию, Египет, Бахрейн и Оман. В воскресенье он встретился с президентом Шимоном Пересом и министром иностранных дел Ципи Ливни, а в понедельник у него запланированы встречи с премьер-министром Эхудом Ольмертом и главой партии Ликуд Биньямином Нетаньяху.

Администрация Переса выпустила заявление, в котором цитируются слова Лаврова, что Россия заинтересована в «созыве международной мирной конференции при участии всего арабского мира».

Лавров сказал, что Израиль будет приглашен участвовать в конференции, которая состоится в «позитивной атмосфере» в первой половине этого года.

Он сказал, что конференция будет продолжением Аннаполисского процесса «в духе принципов инициативы Арабской лиги».

Поскольку новое правительство еще не создано, Израиль не принял на себя обязательства участвовать в ней, однако сложилось чувство, что Иерусалим гораздо более открыт этой идее сейчас, чем в прошлом.

Перес сказал Лаврову, что Израиль стремится к миру со всеми арабскими государствами в регионе.

«Наши руки всегда будут протянуты в стремлении к миру, однако мы не можем принять ситуацию, при которой в наших граждан летят ракеты»,- сказал он.

Лавров, согласно заявлению администрации Переса, сообщил, что Россия, сохраняющая свои контакты с Хамасом, пыталась убедить эту организацию присоединится к мирному процессу, «однако у них в этом разноголосица».

Вдобавок к обсуждению мирной конференции и операции в секторе Газа Лавров также обсуждал разногласия, вращающиеся вокруг сообщений, что Россия намеревается продать Сирии и Ирану современные системы противоракетной обороны, а также вокруг вопроса об иранской ядерной программе.

По поводу проблемы с вооружениями Лавров повторил российскую позицию, что его страна не будет ввозить в регион вооружение, которое изменит стратегический баланс, и рассчитывает, что Израиль займет аналогичную позицию по поводу продажи вооружений Грузии.

Что касается Ирана, Лавров сказал, что Россия решительно против перспективы превращения Ирана в ядерную державу, и повторил оценку Москвы, согласно которой она считает, что Иран стремится приобрести ядерные технологии, но не ядерное оружие. Он заявил, что Россия не согласилась бы с возможностью для Ирана создать ядерное оружие, если бы имелись доказательства, что Тегеран стремится именно к этому. Он сказал, что если у Израиля есть доказательства, что Иран создает ядерное оружие, ему следует предоставить их Москве.