Нет нужды думать, что тебе угрожают

Визит на этой неделе китайского президента Ху Цзиньтао (Hu Jintao) разожжет экономических пессимизм двух видов. Первый утверждает, что Китай форсирует гонку внизу: его легионы бедных работников сбивают заработную плату в США. Второй утверждает, что Китай форсирует гонку наверху: он тратит все больше на науку и технику, И тот, и другой пессимизм правы лишь наполовину. Оба упускают из виду реальный источник экономического динамизма США.

Это правда, что заработная плата в США не растет, и что раздаются громкие призывы к прогрессивному налогообложению и социально ориентированной политике. Но безумием является утверждение, что застойная заработная плата — главное объяснение успеха американского бизнеса. Только лишь из того, что автомобилестроительные компании Детройта борются за урезание прав профсоюзов, вовсе не следует, что сдерживание роста заработной платы является главным вопросом для большинства компаний.

Возьмем, к примеру, такую фирму, как «Wal-Mart», якобы лидирующую в гонке внизу. Работники «Wal-Mart» получают рыночные зарплаты, иначе бы они там не остались. Но даже если ее армия работников с почасовой оплатой труда численностью миллион с лишним человек получит 20-процентное увеличение, эти дополнительные расходы могут съесть всего только около одной трети прибылей «Wal-Mart» в 2005 году. Успех розничной продажи лежит где-то еще, но не в низкой заработной плате.

Точно так же справедливо, что Китай пытается ликвидировать свое научное отставание, нанимая западных профессионалов и требуя от своих исследователей публиковаться в международных журналах. Но не существует непосредственной связи между научным прогрессом и экономическим ростом. Важно то, как компании применяют технологии. Американцы в этом поднаторели.

Вернемся опять к «Wal-Mart». Ее подлинная гениальность лежит в анализе потребительского рынка и прогнозировании того, что ему потребуется; она способна прогнозировать, сколько именно она продаст желтых теннисок без воротничка в каждом регионе страны, а поэтому она не расходует зря бензин, доставляя товар в те магазины, которые не смогут его продать. «Wal-Mart» добивается этого с помощью базы данных, которая хранит больше информации, чем все неподвижные страницы Интернета вместе взятые. Она продвигает на рынок миниатюрные устройства нового поколения, которые прикрепляет к своим товарам, что позволяет компьютеризовать учет и отслеживать движение товарной массы.

Что справедливо для «Wal-Mart», справедливо также и для других компаний. Наиболее поразительные деловые успехи почти никак не связаны с низкой заработной платой или с чистой наукой. Компания «Google» не стоила бы ничего, если бы она только усовершенствовала технологию поиска; ее деловой гений заключается в том, что она стала рекламным агентством. Компания «Mattel» не стоила бы ничего, если бы она, используя дешевых китайских работников, просто производила куклы Барби; ее триумф лежит в конструировании, в рекламе, в упаковке — и в тех хитрых сделках, которые ведут к появлению Барби на велосипедном шлеме вашей дочери. Или возьмем пример, который не имеет никакого отношения к технологии или низкой зарплате. Компания «Starbucks» создала один из наименее вероятных в мире брендов, превратив товар повседневного спроса в очень прибыльный бизнес.

Рассмотрим теперь поучительный случай компании «DreamWorks». Чтобы создавать такие кинофильмы, как (анимационно-компьютерные) «Shrek 2» (Шрек-2) и «Madagascar» (Мадагаскар), компания «DreamWorks» объединяет усилия артистов и сценаристов с программистами и даже со специалистами по анатомии — и так хорошо руководит этим котлом талантов, что он создает для киноиндустрии новый образец для сравнения. Инновация нередко является следствием такого рода междисциплинарного слияния. Она не зависит ни от низкой зарплаты, ни от науки. Речь тут не идет об изобретателе-одиночке в лаборатории. В действительности речь идет о коллективной работе.

В силу той или иной причины американский бизнес добивается в этом превосходства. Наша страдающая многими изъянами система образования, очевидно, поощряет людей к тому, чтобы думать широко и рисковать. Наша раскованная и непочтительная к авторитетам культура подходит для междисциплинарного взаимодействия. Кроме того, определенную роль играют в США школы бизнеса, которые все больше фокусируются на тех навыках, что делают возможной такую коллективную работу.

Курс обучения по программе MBA маркетинга в школе бизнеса при Гарвардском университете раньше предназначался для того, чтобы учить «болтам и гайкам» менеджмента, с упором на знание отчетности и финансовое управление. Сегодня этот факультет стремится учить «лидерству».

В школе бизнеса Tuck при Дартмутском университете примерно половина дипломов присуждается за коллективные работы; члены каждого коллектива обеспечивают друг друга анонимной обратной связью, а школа наняла консультантов, чтобы помогать студентам усваивать уроки из критики. «В прошлом можно было пройти обучение в школе бизнеса, и никто бы не сказал вам, что вы ничтожество, — говорит декан школы Tuck Пол Данос (Paul Danos). — Но это, вполне возможно, был самый важный фактор для вашего будущего успеха как менеджера».

Впечатляющее возвышение Китая вызывает понятную тревогу и, вполне возможно, негативно отражается на заработной плате малоквалифицированных работников США. Но правильные ответы на застоявшуюся зарплату включают участие в программе «Head Start» (Рывок вперед на старте), правильный выбор школы и установку на регрессивный налог с заработной платы; они не должны включать национальное сползание в ксенофобную паранойю. Американский бизнес в данный момент переживает «золотую эру», потому что его одаренная богатым воображением культура отвечает вызовам постиндустриального века. Основанная на низкой зарплате экономика, которая откармливается на науке, не сумеет лишить нас этого.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.