Лето недовольства в Восточной Европе

ЕС нужно лучше применять свою «мягкую силу» в регионе

Из сегодняшнего европейского выпуска «Уолл Стрит Джорнэл»

Кризис в восточной Европе испортил последние три праздничных сезона. Война в Грузии в августе 2008 года застала большинство европейских дипломатов на пляжах. Газовый кризис на Украине произошел в очень холодный Новый Год, а парламент Молдовы сгорел во время Пасхи. ЕС следует приготовиться к еще одному насыщенному событиями лету.

На 29 июля назначены новые выборы в Молдове, после того как расколотый и зашедший в тупик парламент дважды не сумел избрать нового президента. В июле или августе может разразиться очередной газовый спор между Украиной и Россией, потому что «Газпром» усиленно ищет доходы, чтобы поднять резко падающий приток наличных, а Украине трудно заплатить.

Среди всей этой суматошной деятельности ЕС воспринимает свою способность оказывать влияние на события в Восточной Европе как нечто данное. Но это ошибка. Расширение ЕС в 2004 и 2007 годах на самом деле достигло того, что более дальние восточноевропейские государства оказались от Европы еще дальше. С практической точки зрения, например, теперь требуются визы, чтобы приехать из этого региона к новым членам ЕС, таким как Польша или Венгрия.

Расширение ЕС также создало и менее осязаемые проблемы для этого альянса. Жители коррумпированной и разделенной Украины, для которой предложение членства в ЕС уже оказалось далеко за горизонтом, спрашивают, чем в конце концов их страна настолько отличается от тоже коррумпированной и разделенной Румынии, которую приняли в европейскую паству. Недавние опросы на Украине, которая является ключевым государством в регионе, показывают, что 42% населения высказываются за интеграцию с Россией, а 34% — с ЕС. Местные государства слабы и либо неспособны, либо не готовы принять на вооружение толстенный сборник правил ЕС, что необходимо даже для того, чтобы рассматриваться в качестве кандидата на членство в ЕС. Лишь в маленькой Молдове общественное мнение решительно настроено в пользу ЕС.

В этой картине есть не только плохие стороны. Практические выгоды общего рынка прикрепляют новые государства-члены к Западу теснее в экономическом отношении. И даже что касается являющихся членами ЕС государствами региона, пять из шести (Украина, Молдова, Грузия, Армения и Азербайджан) теперь торгуют больше с ЕС, чем с Россией; исключением является шестое государство — Беларусь. Но ЕС не удается превратить свою экономическую роль в политическое влияние. Россия аккуратнее распоряжается своими ресурсами и научилась тому, какую силу могут иметь стимулы. В ходе нынешнего экономического кризиса она предлагала и предлагает государствам этого региона конкретные выгоды, такие, как открытый рынок труда, дешевая энергия и наличные (займы и торговые уступки). Как показала война в Грузии, Россия использует и жесткую силу: не только военную силу, но также экономическое давление. Сейчас Россия пережила торговые конфликты уже со всеми своими соседями, и каждый из них совпал с политическим спором.

В этом отношении ЕС не поспевает за Россией. Он на самом деле не применяет жесткую силу. Иногда используемые им хитрые санкции (запреты на путешествия и замораживание активов, предпринятые против руководства Беларуси из-за сфабрикованных выборов и против мятежной «Приднестровской республики» в Молдове) не принесли больших результатов. И его «мягкая сила» тоже часто оказывается неэффективной, особенно на уровне отношений между людьми. Его ограничительная политика виз означает, что хрупкий средний класс восточных соседей исключается из основного европейского течения. Обмен образовательными программами минимален, а европейские средства массовой информации не имеют реального присутствия на восточном рынке, который все больше монополизируется российскими средствами массовой информации, а также все более централизованными местными правительствами.

Неспособность ЕС преобразить этот регион и склонность слабых государств сталкивать лбами Россию и Запад, играя на этом, делают проблемы чересчур частыми. Эти кризисы не только серьезны, но многочисленны и все более укрепляются. Некоторые из них происходят от слабой государственности, например, от недостатка контроля за своей территорией и от обращения государства на службу коррумпированным особым интересам. Некоторые происходят от попыток России создать себе сферу влияния (Россия стремится контролировать газовую инфраструктуру и поддерживает военное присутствие во всех шести государствах). Эти проблемы усугублены экономическим кризисом, особенно тяжело поразившим регион.

Политика ЕС по отношению к этому региону не должна быть основана на отдаленной перспективе вступления этих стран в его члены и на политических приемах, которые по существу пытаются экспортировать правила ЕС и продвигать его интересы, не предлагая взамен вступление в члены или значительную финансовую помощь. Вместо этого ЕС следует разработать конкретизированную для отдельных стран стратегию солидарности, чтобы помочь им разобраться со слабостями глубинного характера, например, путем дальнейшего совершенствования заключенного в марте 2009 года соглашения с Украиной о модернизации ее системы газопроводов. Визовый режим для граждан этого региона срочно нуждается в либерализации, чтобы увеличить падающий потенциал «мягкой силы» ЕС и содействовать путешествиям законопослушных граждан стран региона в ЕС и обратно, вместо сохранения нынешней фактической реальности нелегальных мигрантов, которые остаются в ЕС.

ЕС также нуждается в том, чтобы снова нанести Восточную Европу на дипломатическую карту. Начатая в мае программа «Восточное партнерство» является хорошим началом. Она стремится влить новую энергию в политику ЕС на Востоке, предложив региону новый набор соглашений о сотрудничестве, обсуждение визовых проблем и регулярные встречи на высшем уровне. Но началась она совсем не как следует, а наоборот, раз Ангела Меркель оказалась единственным руководителем крупных государств ЕС, посетившим пражскую встречу. Необходимо, чтобы ЕС предпринял усилия выслушать этот регион, в результате которых лидеры государств ЕС начали бы принимать во внимание озабоченность стран региона в политической сфере и сфере безопасности и включать их в новую дискуссию между США, Россией и ЕС о новой европейской архитектуре безопасности. Сейчас страны этого региона исключены из подобных дискуссий.

Хотя этот регион преследуют краткосрочные кризисы, политика ЕС строится также и на долгосрочной основе. Как обнаруживают США на своем заднем дворе в Мексике и в Карибском бассейне, проблемы бедности, коррупции и слабой государственности переходят государственные границы. Можно понять, что ЕС поглощен собственными внутренними проблемами, но они только усугубятся, если этот альянс будет окружен соседями, терпящими полный крах.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>