Сюрреалистическая силовая политика России

Две недели назад Россия объявила, что намеревается вступить во Всемирную Торговую Организацию не сама по себе, а как часть таможенного союза с Беларусью и Казахстаном. Это была классическая российская инициатива, сочетающая жесткую силовую политику со здоровой дозой сюрреализма.

В то время, когда было сделано это объявление, у Москвы как раз вовсю разворачивалась торговая война с ее двумя соседями. Москва запретила импорт белорусских молочных продуктов и казахского мяса. Россия как раз также заморозила кредит Беларуси в 500 миллионов долларов, а та, в свою очередь, ввела новый таможенный контроль на российские товары. Подобные ожесточенные конфликты обычно не предшествуют учреждению дружественных соглашений, таких как таможенный союз.

Однако за время девятилетнего правления Владимира Путина, российского премьер-министра и бывшего президента, стало совершенно ясно: Москва рассчитывает, что ее бывшие советские соседи станут повиноваться ей в таких вопросах. Где замешаны национальная безопасность и экономические интересы России, там нет места для возражений от стран, которые еще недавно, в конце 1980-х годов, управлялись непосредственно из Кремля.

Но при всем этом, стоят ли за заявлением России какие-то более глубокие мотивы? В конце концов, России, вероятно, оставалось лишь несколько месяцев до вступления в ВТО, и ее заявка пользовалась поддержкой США и Европейского Союза. Один российский экономический аналитик предполагает, что эксперты российского правительства провели новый анализ выгод и издержек членства в ВТО и сделали вывод, что явных экономических преимуществ вступления в него нет.

Этот аргумент может обладать особенным весом в Москве в нынешних условиях сурового мирового экономического климата. Если бы Россия уже была членом этой организации, надзирающей за мировой торговлей, ей могло бы оказаться труднее защищать российскую промышленность от внешней конкуренции или якобы возможного внешнего демпинга, или того и другого. Кроме того, правила ВТО в основном не затрагивают нефть и газ, которые вместе с оружием составляют основной экспорт России.

Все эти аргументы достаточно значимы, но есть еще один фактор, который я хотел бы упомянуть. Он состоит в том, что Россия, говоря в общем и целом, не расположена по-настоящему к многосторонним организациям, таким как ВТО. Как показал в своей глубокомысленной работе на прошлой неделе Чарльз Грант из мозгового центра «Центр за европейские реформы», России нравится быть одним из пяти постоянных членов Совета Безопасности ООН, потому что это дает ей уникальный привилегированный статус, а также право накладывать вето на все, что ей не нравится. Россия также удовлетворена Шанхайской организацией сотрудничества, группой, включающей бывшие советские республики Средней Азии, в которой доминируют Россия и Китай.

Однако у России возникли трудности с Организацией по Безопасности и Сотрудничеству в Европе, чьим наблюдателям в Грузии, вероятно, вскоре придется уйти оттуда, после того, как оказалось невозможным удовлетворить требование России о том, чтобы пророссийский регион Южная Осетия рассматривался как независимое государство. Как и ОБСЕ, ВТО старается действовать на основе консенсуса, не как концерт великих держав. И, по крайней мере сейчас, похоже, что такие стандарты поведения не удовлетворяют Россию.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>