Спасибо, Женева, нам вас не надо

Это стало почти ритуалом. Каждый год российские должностные лица обещали, что к концу следующего года их страна завершит переговоры о вступлении во Всемирную Торговую Организацию. Каждый год это расписание отодвигалось еще на один год. Но теперь Владимир Путин, премьер-министр России, нарушил этот ритуал, объявив, что после 16 лет попыток вступить, Россия больше не хочет присоединяться к ВТО сама по себе, а только как часть таможенного союза, который она создала с Беларусью и Казахстаном. Такой поворот поразил ведущие переговоры торговые делегации обеих сторон, которые всего несколько недель назад пытались «выгладить последние складки» на будущей сделке.

С чего такая перемена? Кремль, возможно, пресытился бесконечными новыми требованиями и задержками. После войны с Грузией в августе прошлого года г-н Путин обвинил Запад в политизировании торговых переговоров и заявил, что Россия не позволит толкать себя туда-сюда.
И Украина, и Грузия, две бывшие советские республики, вызывающие серьезную головную боль у Кремля, теперь входят в ВТО, оставив Россию позади (и, что не случайно, приобретя «вето» на вступление ее в члены). Сделав это объявление перед визитом Барака Обамы в Москву, г-н Путин лишил американского президента возможности предложить легкую для себя уступку. «Мы действительно считали, что могли бы «завершить (переговоры) к концу года»,- сказал один видный американский чиновник.

С практической точки зрения Россия потеряет мало. Она экспортирует главным образом нефть и газ, которых в основном не касаются правила ВТО. Если она еще некоторое время останется вне этой организации, это даст ей больше свободы поднимать импортные пошлины на подержанные автомашины или экспортные пошлины на лес. Некоторые наблюдатели предполагают, что Кремлю никогда по-настоящему не нравилась идея свободной торговли, и он воспринимал ее правила как досадную проблему, а не как стимул к реструктуризации экономики.

Однако стремление России вступить в члены ВТО, что, в свою очередь, открыло бы возможность присоединиться к Парижскому клубу ОЭСР, включающему в себя богатые страны, демонстрировало ее желание интегрироваться в глобальную экономическую систему. Теперь же Кремль, кажется, предпочитает быть значимой региональной державой, которая может предлагать экономические и военные учреждения и союзы, альтернативные тем, которые предлагает Запад. Г-н Путин давно доказывал, что международные организации, такие как ВТО и Международный Валютный Фонд, пережили свою эпоху и должны быть дополнены или даже заменены региональными клубами. В многополярном мире, за который выступает Россия, она видит себя как центр регионального влияния. Военный союз между Россией, Узбекистаном, Беларусью, Арменией, Казахстаном, Кыргызстаном и Таджикистаном, называемый Организацией Договора Коллективной Безопасности (ОДКБ), «ничем не хуже НАТО», доказывал недавно российский президент Дмитрий Медведев.

Россия воспринимает любой зарубежный проект, касающийся бывшего Советского Союза, включая новое «Восточное Партнерство» Европейского Союза, как прямой вызов. Однако большая угроза ее амбициям по восстановлению ее регионального влияния заключается в ее собственном отношении к своим соседям. Только что подписав таможенный союз с Беларусью, Россия ввела запрет на белорусские молочные продукты, которые, по ее утверждению, не соответствуют новым российским правилам упаковки. Точно так же как она однажды утверждала, что грузинское вино, фрукты, минеральная вода — низкого качества. Но Александр Лукашенко, автократический президент Беларуси, истолковал это (и вероятно, справедливо) как наказание за грубость в адрес России и за отказ поддержать ее политику признания независимости грузинских территорий Абхазии и Южной Осетии.

Г-н Лукашенко известен собственной тактикой шантажа. Когда Алексей Кудрин, российский министр финансов, несколько недель назад поставил под вопрос способность Беларуси рассчитываться с долгами и взял назад предложение займа в 500 миллионов долларов, г-н Лукашенко нанес ответный удар, сказав: «Если это не сработает с Россией, нам придется попробовать в другой части планеты». В ответ на молочный запрет он бойкотировал последнюю встречу ОДКБ, настаивая, что переговоры о коллективной безопасности на фоне торговых войн, которые некоторые члены ОДКБ ведут против других ее членов — это издевательство над здравым смыслом. Федор Лукьянов, специалист по внешней политике в Москве, отметил, что как только ОДКБ перестала функционировать просто как символ лояльности к России и начала ставить конкретные задачи, «стало очевидно, как мало эта организация соответствует реальным интересам ее членов».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>