Что говорит ближневосточная поездка Обамы о США?

На этой неделе американцы проснулись и узнали, что сейчас президент Обама называет США – если принять в расчет число американцев-мусульман – «одной из крупнейших мусульманских стран в мире».

Если говорить о цифрах, то президент Обама не прав. По приблизительным подсчетам, число мусульман в Америке равно примерно 3-6 миллионам человек, что отодвигает США ниже не только самых популярных мусульманских стран, но и ниже России, Китая, и – как отмечает мой коллега Эндрю МакКетти (Andrew McCarthy) – Буркина-Фасо.

Но президента Обаму явно не интересовали настоящие данные статистики. Он готовил почву для выступления в Каире сегодня, что является частью его попытки изменить имидж Америки за границей и наладить контакты с «мусульманским миром». Это заявление стало лишь очередным сигналом о том, что Америка тоже принадлежит к этому клубу, что она «своя», страна, которая считает себя частью «мусульманского мира» на тех основаниях, которые в остальном мире считают неправдоподобными.

Это является многоуровневой проблемой, которая касается не только того, что если вы не согласитесь с бенладановским планом Обамы о мировом халифате, то больше и не остается лагеря, к которому можно себя причислить. Сам мусульманский «мир» чрезвычайно разнообразен, начиная от демократической Индонезии и заканчивая деспотичным Ираном, начиная от умеренных турок и заканчивая фанатиками ваххабитами из Саудовской Аравии. А история внутри самого мусульманского мира далека от проявлений братской любви. Можно обнаружить огромное количество доказательств о том, как мусульмане убивали мусульман, начиная от террористических атак в самих мусульманских странах, и заканчивая такой фантастикой, как ирано-иракская война 1980-1988 годов. Обама теперь ищет одобрения именно в среде этого странного братства. И он продолжает извиняться перед ним и выказывать уважение от лица Соединенных Штатов.

Для меня самым волнующим вопросом является даже не то, как мусульмане, кем бы они не были представлены, рассматривают США. И речь даже не идет о том, одобряют ли действия США в мире в целом – будь то мусульмане, буддисты, индусы, христиане, евреи, даосисты или анимисты.

Поскольку нынешняя администрация готовится к «переменам», напрашивается вопрос: «А что собой представляет сама Америка? Что собой представляет страна, для которой Обама ищет одобрения? Какой она становится в этом процессе?

Это вопрос не только интересов самих американцев. Это также важно для остального мира, который формирует точки зрения, суждения и модели поведения, связанные с Америкой. Когда Аятоллах Али Хаменеи, Ким Чин Ир или Владимир Путин (или сами выберете тирана по своему вкусу) составляет свое мнение о США, шарм здесь не играет большой роли. У президента Кеннеди был шарм, а Советский Союз ответил на это Берлинской Стеной и ракетным кризисом на Кубе. Многие полагали (хотя я и не из их числа) что обаяние имел и Билл Клинтон, но именно по его недосмотру Аль-Каида сумела провести атаку 11 сентября в США. Когда враги Америки анализируют заявления американского президента, встает вопрос не только о том, нужно ли поддерживать Обаму, а о том, каким образом они могут его запугать, надавить на него, вымогать у него деньги, или обмануть его.

Итак, что же представляет собой Америка сегодня?

В некоторых государствах, ответ становится с каждым часом все более неясным. Америка – это суверенное государство – чей нынешний президент провел свою прошлогоднюю кампанию и в Берлине, заявив, что он гражданин мира. Америка – капиталистическая страна, в которой теперь правительство владеет компанией «Дженерал Моторс». Америка – это страна духа первопроходцев, в которой любой современный Поль Баньян (Paul Bunyans) вскоре будет раболепно выполнять приказания Агентства по защите окружающей среды, и считать выбросы углерода от младенца-буйвола.

Америка – это страна, в которой беспристрастная сила закона должна главенствовать над религиозной и этнической принадлежностью. Но сейчас президент Обама представил Сенату кандидатуру на пост в Верховный Суд, чьи профессиональные качества включают в себя «сопереживание», и чьи личные данные свидетельствуют о ее предвзятом отношении к своей собственной этнической принадлежности.

Что же касается внешней политики Америки, то там оттачиваются некоторые слоганы предвыборной кампании Обамы – «надежда», «перемена» — которые звучат заманчиво только до тех пор, пока вы не спросите, а что они на самом деле означают. В дипломатии иногда полезно воспользоваться двусмысленностью. Но когда двусмысленность становится постоянной, и в это вовлечены большие силы, вы имеете дело с непониманием – как заявление Невилла Чемберлена (Neville Chamberlain) о «мире для нашего времени» — которые могут привести к крупным войнам.

Итак, у нас есть Обама – который расхваливает курса Америки за границей – кланяясь королю Саудовской Аравии, желая нового года в Интернете (на фарси) аятоллахам из Ирана, и обещая разобраться с проблемами на Ближнем Востоке, «поднимая зеркало» и «поддерживая диалог».

Фактически, странная метаморфоза состоит в том, что президент Америки – страны, которая много чем может гордиться – чувствует острую необходимость угождать остальному миру, особенно самым деспотичным его элементам. Если все, что говорит Обама, действенно, тогда на какой основе Америка может предложить свое уважение репрессивным, поддерживаемым террористами, мессианским правителям Ирана? Действительно ли Обама «уважает» странного тирана Северной Кореи Ким Чен Ира? А если нет, тогда где проходит разница между недостатками Пхеньяна и достоинствами Тегерана?

Становится еще труднее определить, о чем именно говорит Обама, когда он предлагает «уважение Америки деспотом из Ближнего востока. Но я опасаюсь того, что, как и в случае с долларом, уважение Америки может вступать в эпоху крупной девальвации.

Где лидеры, которые полагают, что важно очаровать Америку?

Президент Китая Ху Джинтао, премьер-министр России Владимир Путин и иранские аятоллахи все представляют страны, которые являются активными игроками в мировой политике сегодня – но все это основано на грубых политических, торговых методах, на оружии, а не на силе обаяния и не на уважении к тем, с кем они имеют дело.

Администрация Обамы только приступила к своей работе. А Америка построена на основе громких идей и на достойном национальном характере, который все еще может победить. Но я продолжаю размышлять о четкой и великолепной американской идентичности, которую суммировал в своей речи во время Холодной Войны американский президент Рональд Рейган (Ronald Reagan): «Господин Горбачев, разрушьте эту стену». Версия Обамы скорее будет звучать вот так: «Давайте поговорим об этой стене». Я бы хотела так сказать, если бы Обама набросился на Ближний Восток, и это наполнило бы меня надеждой. Но он этого не делает.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>