Германия дрейфует в сторону от Европы

«Что случилось с Германией?» — спрашивают люди по обе стороны Атлантики все чаще и чаще. Однако в Берлине никто не понимает этого вопроса.

Сомнения по поводу роли Германии в значительной мере имеют отношение к нынешнему экономическому и финансовому кризису, а также к слабости Европейского Союза и его учреждений. С тех самых пор, как европейская конституция и Лиссабонский договор потерпели поражение на референдумах, ЕС летит на автопилоте, управляется его чиновниками. При 27 членах и отсутствии реформ его институтов и процедур, все процессы в ЕС стали горестно неэффективны.

Кризисы также всегда являются моментами истины, поскольку они беспощадно разоблачают и сильные, и слабые стороны всех действующих лиц. По этой причине Европе сейчас требуется лидерство не слабой Комиссии ЕС или каких-то других европейских учреждений, а столиц ее главных стран-членов.

Как всегда, когда на карту поставлены серьезные экономические и финансовые интересы, люди смотрят на Германию, крупнейшую экономическую державу ЕС. Но то, что они видят, вызывает у них острую тревогу, потому что Германия открыто отказывается играть ведущую роль.

Это правда, что Германия поражена, сильно поражена экономическим кризисом. Однако ее экономика тем не менее сильнее, чем когда-либо, после того как удалось решить проблемы нового объединения страны и необходимых реформ ее рынка труда и системы социального обеспечения.

Что изумляет наших соседей и партнеров и все больше порождает недоверие — это то, что с самого начала глобального кризиса в сентябре прошлого года германское правительство почти исключительно сосредоточилось на решении сугубо национальных кризисных проблем, отвергая всякие попытки общеевропейского подхода. Добавим к этому ощутимую напряженность во франко-германских отношениях, блокирование общего для ЕС рынка газа, тесное стратегическое сотрудничество с Россией Владимира Путина, и так далее, и тревоги по поводу Германии умножаются многократно.

Дело не только в том, что в Берлине боятся: любое общеевропейское решение окажется гораздо более дорогим для Германии и потребует гораздо больше времени; эта новая форма немецкого евроскептицизма также демонстрирует фундаментальную перемену позиции среди господствующего большинства политической и экономической элиты Германии.

Эта перемена очевидна, когда задаем простой вопрос: было бы сегодня возможно отказаться от немецкой марки и ввести евро в качестве общей валюты, если бы этот вопрос стоял на повестке дня? Ответ явно отрицателен. Идет ли речь о канцлере Ангеле Меркель или о министре иностранных дел Франке Штайнмайере — этот ответ отражается по всему политическому спектру и его придерживаются вне зависимости от того, какие партии или люди формируют правительство.

Вслед за «переменой караула», после того как наступил конец германской красно-зеленой коалиции, произошел фундаментальный сдвиг в отношении людей к ЕС. Европа сегодня уже больше не рассматривается как ключевой проект в немецкой политике, в который люди готовы вкладывать значительную часть своего политического капитала, своего будущего. Напротив, через 20 лет после падения берлинской стены, объединенная Германия начинает осознавать, что может действовать и одна. Проблема, разумеется, заключается в том, что это гигантское ложное впечатление.

Отношения Германии с Европой воспринимаются как функциональные почти всеми демократическими партиями. Однако, хотя Европа, без сомнения, сохраняет важное значение для утверждения как общих, так и национальных интересов, она больше не является проектом будущего. Точка зрения Германии, таким образом, сдвигается в направлении точки зрения Франции и Великобритании, то есть ЕС все больше рассматривается как рамочная структура и предварительное условие для утверждения национальных интересов, а не как самостоятельная задача.

Причины такой глубокой перемены очевидны: новое объединение Германии и историческое разрешение до тех пор открытого «немецкого вопроса», провал конституции ЕС и таким образом европейского видения, институциональная слабость расширенного Европейского Союза, включающего 27 членов, и нарастающая неэффективность и медлительность учреждений ЕС.

Так возвращается ли Германия к национализму? В Берлине все политические игроки с большим возмущением отвергают подобное обвинение. Действительно, не существует никакой стратегии или плана возвращения к национализму. Фундаментальные перемены в европейской политике Германии просто происходят сами собой. Это результат процесса, который почти можно назвать «органическим». Но это вовсе не делает нисколько лучше сдвиг в немецкой политике (который проявляется, например в отказе брать на себя ведущую роль в рамках нынешнего кризиса).

Это стратегическая иллюзия крупных государств-членов ЕС, что они смогут защищать собственный статус без той флегматичной общности, которая называется Европой. В конце концов, может ли Германия позволить себе провал расширения ЕС с включением Восточной Европы? Может ли она позволить себе кризис евро, угрожающий существованию этой валюты, или риск существованию «общего рынка» из-за растущего протекционизма, или агрессивное вторжение России в дела восточных соседей ЕС? Может ли она действительно проводить независимую национальную политику на Ближнем Востоке и в Африке или играть эффективную роль в разрешении глобальных проблем — от перемены климата до созидания нового финансового порядка?

Задать эти вопросы (и многие другие) означает ответить на них: лишь сильный, значительно более интегрированный Европейский Союз может осуществить все это. Но такой Европейский Союз сможет иметь будущее лишь в том случае, если правительства и народы его членов окажутся готовы инвестировать в него значительную часть своего политического успеха и своих национальных интересов. И это относится прежде всего, как относилось и в прошлом, к Германии, расположенной в сердце континента, с крупнейшей в ЕС численностью населения и экономикой, и наконец, но не в последнюю очередь, с ее трудным прошлым.

Йошка Фишер — ведущий член Партии зеленых в Германии на протяжении почти 20 лет, был министром иностранных дел и вице-канцлером Германии с 1998 по 2005 год.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>