Наступило ли в мире утро?

Это колонка об оптимизме и о том, почему есть причины чувствовать его. На прошлых выходных в одном из выпусков новостей употребили выражение «утро в Америке». Это был призыв Рональда Рейгана к оптимизму 30 лет назад. Страна была деморализована и только начинала выходить из долгой рецессии. Суть воскрешения рейгановского лозунга заключается в том, что во многих отношениях он обещал ложный рассвет, а Барак Обама обещает настоящий.

Утро Рейгана не светило больным СПИДом; он считал, что они заслужили то, что получили. Оно не светило никому вне правой повестки дня, так что гражданские права, профсоюзы и феминистки были вне игры, и защита окружающей среды тоже (чего еще было ожидать от человека, сказавшего, что если вы видели одну секвойю, то видели их все). Ничего не светило и прогрессивизму в целом. Избрание Обамы принесло такое чувство освобождения частично потому, что теперь с рейгановским наследием реакционной политики и исключения нежелательной повестки дня покончено.

Это огромная причина для оптимизма, но если вы посмотрите на вещи в глобальном масштабе, то найдете и другие. Правая повестка дня за рубежом призывала к свободным рынкам, капитализму без ограничений, антикоммунизму и большой военной мощи. Эта часть рейгановского видения по-прежнему с нами, и частично ее нужно считать успешной. В России и Китае больше нет монолитных тоталитарных правительств, что бы вы ни думали о нынешних режимах. «Холодная война», безусловно, окончилась. В мире сложилось настроение против сверхдержав с их угрозами и за ядерное разоружение. Возможно, эти тенденции новые и хрупкие, однако отлив сменился приливом. Течение этого прилива также направлено против отрицающих перемену климата и оппонентов охраны окружающей среды.

Еще большей причиной для оптимизма является улучшение положения неимущих. Когда историки будут рассматривать нашу эпоху, это может оказаться ее основной чертой. Миллиарды бедных людей, у которых было мало надежды на лучшее будущее, теперь получают место за столом, где раньше сидели только богатые. Я думаю о так называемом БРИКе (Бразилия, Россия, Индия и Китай) — о странах, чьи экономики поднялись и будут продолжать подниматься после того, как закончится великая рецессия.

Всего десяток лет назад некоторые из этих позитивных тенденций не были видимы. И сейчас их заслоняют дурные новости. Дурная новость — распространение СПИДа в Африке, например, затеняет важный экономический подъем в Восточной Африке. Терроризм и иракская война затеняют тот факт, что количество погибших на войне резко сократилось с 1980 года.

Но в очень многих местах, однако, по-прежнему не рассвело: Шри-Ланка, Северная Корея, Судан, Палестина, Иран, Ирак, Афганистан — перечень очагов напряженности, кажется, постоянно пополняется. Однако и взятые все вместе, эти очаги раздоров и угнетения не могут сравниться с враждой и опасной угрозой «холодной войны». Наша самая серьезная общепланетная проблема, внезапная перемена климата, может послужить к сплочению народов. Старые системы переживают потрясения, и даже хотя национализм и милитаризм продолжают десятилетие за десятилетием сохранять свои позиции, по крайней мере, идея глобального сотрудничества жива и здравствует.

В общем, я думаю, что образ рассвета в мире реалистичен. Хорошее и плохое всегда будут перепутаны вместе. Однако в сравнении с ложной зарей, так и не исполнившей своего обещания, эта заря может принести миру гораздо более позитивное преображение, чем мы это осознаем. Наши глаза прикованы к экономическому кризису, но в нашей душе более высокое видение.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>