Окончательное урегулирование нагорно-карабахского конфликта приближается?

В первый раз после переговоров в Ки-Уэсте в переговорном процессе по поводу нагорно-карабахского конфликта наблюдается такая интенсивность. В первый раз в дипломатическом процессе участвуют все стороны, имеющие интересы в регионе, за исключением Ирана. Визиты сопредседателей Минской группы ОБСЕ в регион в прошлом месяце позволяют сделать предположение, что начался процесс «Х». Улучшение турецко-армянских отношений, декларации политиков и государственных деятелей, приветствующих «улучшения в урегулировании нагорно-карабахского конфликта» и «шаги, предпринятые для нормализации турецко-армянских отношений», недавний интенсивный дипломатический процесс,- все это сформировало неясное общественное мнение: «Кажется, предпринимаются какие- то шаги для урегулирования конфликта».

На самом деле ситуацию прояснил бывший министр иностранных дел Турции Али Бабаджан в прошлом году. Однако известный инцидент в Азербайджанской Государственной Нефтяной Академии набросил тень на эти заявления. (Не будет неправильно оценивать террористическую атаку на фоне процесса урегулирования нагорно-карабахского конфликта). Собственно говоря, Али Бабаджан объявил подробности «дорожной карты» по урегулированию нагорно-карабахского конфликта, а политические переговоры на прошлой неделе подтвердили, что начался многосторонний диалог на основе «дорожной карты». Говоря, что «вскоре начнется новый дипломатический процесс для нормализации отношений Турции и Азербайджана с Арменией», Бабаджан отметил, что наряду с вышеупомянутыми государствами в процессе будут участвовать США, Россия и Швейцария. Анализ заявлений Бабаджана дает основания придти к выводу относительно процесса «Х».

а) Процесс нацелен не только на нормализацию турецко-армянских отношений, но также на разрешение проблем между Азербайджаном и Арменией. Так, открытие турецко-армянских границ в новом многостороннем формате осуществляется параллельно разрешению нагорно-карабахского конфликта. Азербайджанский министр иностранных дел Эльмар Мамадьяров также подтвердил после встречи с госсекретарем США Хилари Клинтон, что оба процесса осуществляются параллельно.

б) Впервые США, Россия и Швейцария будут участвовать в дипломатическом процессе, состоящем в двусторонних и многосторонних переговорах. Участие в процессе Швейцарии возбуждает интерес. Эта страна, вероятно, будет реализовывать посредническую миссию на начальном этапе турецко-армянских дипломатических отношений. Швейцария ранее осуществляла аналогичную миссию между Грузией и Россией через свои посольства в Тбилиси и Москве.

в) Азербайджанский и армянский президенты добились важных улучшений на переговорах. Это заявление уже делалось на различных уровнях и до Али Бабаджана. Оно дает основание сказать, что имеет место серьезное улучшение в процессе переговоров. Долгие годы делалось заявление, что стороны должны продемонстрировать политическую волю, но теперь министр иностранных дел Турции не сказал, что «нужна политическая воля», а заявил, что «послания обеих сторон показывают, что политическая воля позволит разрешить проблему». Это значит, что барьер политической воли в урегулировании конфликта преодолен.

г) Самыми интересными в недавних процессах развития отношений являются дипломатические послания, указывающие, что процесс урегулирования нагорно-карабахского конфликта вскоре завершится. Первое такое послание дал президент Ильхам Алиев на совместном брифинге с российским президентом Дмитрием Медведевым в Москве: «Надеюсь, что нагорно-карабахский конфликт будет разрешен вскоре. Никто не может игнорировать прогресс в процессе переговоров. Этот прогресс возбуждает у нас надежду, что конфликт будет вскоре разрешен». Аналогичные заявления были сделаны российским президентом. «Если контакты продолжатся, я уверен, что конфликт может быть разрешен, принимая во внимание подготовленные предложения за краткий период времени в соответствии с интересами обоих народов». И наконец, Али Бабаджан сказал, что «наблюдается возможность решения, и это не такой процесс, который продлится много лет» Судя по этим взглядам, конфликт, весьма вероятно, будет разрешен, и за короткий период времени. Принимая во внимание сообщение газеты «Коммерсант» накануне визита президента Ильхама Алиева в Москву, что «азербайджанский и российский президенты обсудят проект встречи по нагорно-карабахскому конфликту», невозможно не увидеть, насколько серьезна ситуация.

д) Какие принципы обсуждаются на переговорах по нагорно-карабахскому конфликту? По заявлениям Али Бабаджана и российского президента Дмитрия Медведева частично становится ясно, кому принадлежит весомое слово в разрешении конфликта. Турецкий министр иностранных дел сказал, что детали будут конкретизированы в ходе двусторонних и многосторонних переговоров в шестиугольнике США – Россия – Швейцария – Турция – Азербайджан — Армения. «Мы стремимся добиться результата обоюдной победы». Ясно, что вопросом является победа обеих сторон, основанная на взаимных компромиссах. Основная вероятность заключается в том, что на стол переговоров ляжет решение, основанное на обмене территориями. Нельзя упускать из виду, что российский президент также впервые провозгласил, что «в разрешении конфликта необходимо основываться на нормах международного права, резолюциях ООН и ОБСЕ». Азербайджанский президент также заявил на брифинге: «Мы надеемся, что в ближайшие несколько месяцев достигнем решения, которое позволит продвинуть процесс вперед, в интересах обоих народов, в рамках территориальной целостности Азербайджана и основываясь на укреплении международных норм и принципов в регионе». Это приводит к заключению: «Альтернативное решение, которое обеспечит обеим сторонам победу, основываясь на нормах международного права, резолюциях ООН и ОБСЕ (Дмитрий Медведев), в рамках территориальной целостности Азербайджана (Ильхам Алиев) лежит на столе переговоров». Необходимо упомянуть один момент. Впервые в заявлениях, сделанных на различных уровнях, не содержится высказывания о нерушимости границ. Это увеличивает вероятность, что предметом диалога является решение, основанное на обмене территорией, потому что обмен территории противоречит принципу нерушимости границ.

е) Если такой значительный прогресс достигнут на дипломатических переговорах по разрешению конфликта, какие факторы могут нарушить этот процесс? Али Бабаджан подчеркнул преодоление одного из главных препятствий, а именно барьера политической воли сторон конфликта. Однако в заявлении Бабаджана содержится некоторое колебание: «Если сопредседатели Минской группы ОБСЕ, Россия и Соединенные Штаты, также выразят свою волю, проблемы могут быть разрешены». Российский президент Дмитрий Медведев подчеркнул «третий, но очень сложный фактор» того, чтобы обе стороны проявили выдержку и увидели перспективы. Итак, фундаментальное решение конфликта зависит не только от политической воли Азербайджана и Армении, но также и от аналогичной воли России и Соединенных Штатов, а кроме того, от влияния на процесс третьих факторов. Третий, но очень сложный фактор означает, что общества не готовы к взаимным уступкам и установлению атмосферы взаимного доверия. Общества имеют объективные причины, такие, как взаимная ненависть и историческая вражда, не быть готовыми к модели «обоюдной победы», и российский президент имеет в виду именно эти факторы, называя их «сложными».

Двусторонние дипломатические переговоры по нагорно-карабахскому конфликту уже начались согласно «дорожной карте», подробности которой объявил Али Бабаджан. Визит азербайджанского и армянского президентов в Россию в прошлом месяце, встреча министров иностранных дел обеих стран с государственным секретарем США Хилари Клинтон, визит турецкого премьер-министра Реджепа Тайипа Эрдогана в Азербайджан 13 мая и в Россию 16 мая, встреча азербайджанского и армянского президента в Праге 7 мая, а также трехсторонняя встреча между турецким, армянским и азербайджанским президентами в Праге показывают, что процесс многостороннего диалога уже начался. Важным моментом в диалоге окажется встреча президентов в Праге. Невзирая на то, что обе стороны выразили готовность продемонстрировать политическую волю, важно, какую позицию проявит Армения. Заявления, сделанные азербайджанским министром иностранных дел Эльмаром Мамадьяровым в Вашингтоне, позволяют сделать вывод, что Армения по-прежнему испытывает колебания по поводу разрешения конфликта и что встреча в Праге покажет, принесет ли процесс, начатый с такими большими надеждами, результаты или нет.

Результаты этого процесса по-прежнему невозможно предсказать, невзирая на оптимистические заявления дипломатов. Мы сравнили новый многосторонний диалог по нагорно-карабахскому конфликту с переговорами в Ки-Уэсте. Провал переговоров в Ки-Уэсте отсрочил разрешение конфликта по крайней мере на 10 лет. Если процесс диалога, начатый сегодня, более всеобъемлющий и обширный, чем переговоры в Ки-Уэсте, также потерпит неудачу, разрешение нагорно-карабахского конфликта будет отсрочено еще на 10 лет. По меньшей мере!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>