Россия готова работать с НАТО

Хотя в 2008 году Россия часто попадала в заголовки газет за свою военную напористость, она все же открыта гораздо большему сотрудничеству с Западом при президенте США Бараке Обаме, утверждает аналитик по вопросам внешней политики Ирина Исакова.

Действия России в 2008 году не оставляют сомнения, что она заинтересована быть глобальным партнером США и европейских государств в многополярном мире. Москва отрицала, что заинтересована в возрождении соперничества с Западом типа холодной войны. Однако она ясно дала понять, что готова защищать свою национальную безопасность и экономические интересы всеми средствами, включая то, что она называет «приемлемым уровнем применения силы». Это было продемонстрировано в ходе грузинского кризиса прошлым летом.

Ее растущая военная активность была предназначена установить параметры «красной линии» как предостережение против возможных вмешательств США/НАТО на территории бывшего Советского Союза и показать, что любые попытки стратегического окружения России обречены на поражение, поскольку стратегические и торговые связи страны выходят за пределы непосредственно соседствующих с ней стран. Предвидя меняющийся миропорядок, в котором будет больше важных игроков, в котором большая семерка/восьмерка может уступить дорогу большой двадцатке или группе с еще большим числом стран и другим региональным группировкам, Москва также заново устанавливает свои контакты и присутствие в Латинской Америке, Африке, Азии, на Ближнем Востоке и в районе Персидского залива.

Наиболее зримое новое появление России на мировой арене произошло в Латинской Америке.

Беспрецедентный уровень ее связанной с оборонными вопросами деятельности в этом районе (на заднем дворе США) был предназначен показать, что Москва имеет законные экономические интересы и интересы безопасности в этом регионе, аналогичные тем, на которые заявляют притязания США на территории бывшего Советского Союза.

Визиты президента Дмитрия Медведева в прошлом году в Бразилию, Венесуэлу и на Кубу привели к значительным сделкам в области обороны, а также к соглашениям в энергетической сфере, в космической сфере и других высокотехнологичных областях. Они также сопровождались получившими большую огласку военными учениями, такими как совместные учения российского и венесуэльского флотов.

Российский Генеральный штаб также подтвердил свою поддержку расширению военно-морских баз за рубежом. Для этой цели уже намечены Сирия, Ливия и Йемен.

Невзирая на глобальный финансовый кризис, заказы на вооружение остаются значительными. Согласно данным, обнародованным заместителем премьер-министра Сергеем Ивановым, Россия заработала от продажи оружия в 2000 году более 8 миллиардов долларов, и ожидается поступление еще 33 миллиардов долларов.

Россия ищет новых покупателей. Например, она должна возобновить продажу оружия Ливану, выражает интерес к интенсификации оборонного сотрудничества с Саудовской Аравией и соперничает с британскими, американскими и французскими поставщиками вооружений за заказы из Ливана, Алжира и других стран.

Россия также рассматривает закупки изготовленных за рубежом оборонных средств, таких, как беспилотные самолеты-разведчики, произведенные в Израиле — беспрецедентный шаг, и, невзирая на углубляющийся финансовый кризис, правительство обещало, что его программа оборонных закупок до 2015 года будет осуществлена полностью и вовремя.

Оно повторило свою решимость предоставить военным триллион рублей (28 миллиардов долларов) на программу перевооружения в 2009 году и до 4 триллионов рублей (112 миллиардов долларов) на период до 2011 года.

Эти решения по российской оборонной политике уже приняты, однако новая «военная доктрина», в которой будут указаны основные факторы риска и угрозы, а также потенциальные друзья и враги, как ожидается, не будет подготовлена до конца 2009 года. Особая группа Совета Безопасности должна представить финальный документ.

Ожидается, что новая доктрина будет отражать нынешние и грядущие изменения на международной арене, включая любые перемены, которые НАТО может осуществить в этом году, развертывание ракетной обороны и распространение оружия массового поражения.

Отложив представление новой военной доктрины, российские военные обеспечивают себе определенный уровень гибкости в определении заново своего места в сотрудничестве с потенциальными партнерами, реагируя на новую американскую и европейскую политику в области обороны и безопасности.

Планы реформирования российских вооруженных сил были одобрены задолго до пятидневной российско-грузинской войны. Однако эта война ускорила данный процесс, так как продемонстрировала необходимость всеобъемлющей и срочной модернизации вооруженных сил, и дата завершения этой модернизации была приближена с 2016 к 2012 году.

Военные подтверждают, что приоритеты Москвы не ограничиваются защитой ее национальной территории, но также включают наращивание их экспедиционных возможностей. Это сможет позволить вооруженным силам России увеличить свое присутствие в международных миссиях, таких, как миротворческие миссии ООН или операции ЕС по оказанию помощи в ходе катастроф и стихийных бедствий, а также предоставление экспедиционной поддержки за рубежом или деятельность по отслеживанию основных торговых маршрутов.

В период с 2003 по 2008 год российские расходы на оборону увеличились в пять раз. Однако в реальном исчислении с поправкой на инфляцию и девальвацию рубля они, возможно, всего лишь удвоились, по словам Руслана Пухова, директора Российского Центра стратегии и технологий.

И хотя это выглядит как направление на расширение вооруженных сил, на самом деле министерство обороны и вооруженные силы в целом должны пережить сокращения персонала, являющиеся беспрецедентными в мирное время.

Шесть местных военных округов России примут на себя большую роль, чтобы быть способными сопротивляться любым враждебным действиям в рамках своих границ и немедленно мобилизовать оборону.

Ориентирование на бригадную структуру военных сил рассматривается военными, с одной стороны, как более подходящая схема реагирования на нынешние риски в области безопасности, позволяя системе обороны страны одновременно отреагировать на несколько местных и региональных конфликтов. С другой же стороны, она рассматривается как наилучшая структура для сотрудничества с войсками США или НАТО в возможных совместных операциях.

Тем не менее, существенный элемент нынешней реформы базируется вокруг обеспечения активного сдерживающего потенциала. В сентябре 2008 года президент Медведев приказал российским военным к 2020 году обеспечить способность предотвращения ядерных террористических атак на российской территории. Организация адекватной ракетной обороны рассматривается в качестве контрстратегического приоритета. В прошлом году Россия заявила, что разместит оперативно-тактические ракеты «Искандер» в своем прибалтийском анклаве, Калининградской области, в виде реакции на развертывание американских/натовских ракет в Чешской республике и Польше.

Однако, по сообщениям, Россия отложила это развертывание в ожидании, пока не будет ясно, станет ли президент Обама продолжать развертывание ракетного щита.

Очевидно, что акцент в новой оборонной политике может сместиться в любом из двух направлений. Он может быть направлен либо против Запада, либо на сотрудничество с Западом, в зависимости от успеха переговоров с администрацией Обамы по поводу планов расширения НАТО и по поводу нового Договора о сокращении стратегических вооружений.

Поэтому можно понять, что события следующих нескольких месяцев возымеют ключевой эффект на то, как будет строиться политика России в отношении сотрудничества с Западом.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>