Российский дневник Алана Литтла

Одержав убедительную победу на российских президентских выборах, поддерживаемый Кремлем кандидат Дмитрий Медведев пообещал продолжать придерживаться политического курса президента Путина. Господин Медведев заявил, что он, совместно с господином Путиным, которого назначат премьер-министром, будет совместно работать над формированием кабинета министров. Бывший московский корреспондент информационной службы BBC Алан Литтл (Alan Little) передает свой репортаж из России, сделанный на прошлой неделе. В последней заметке своего дневника он размышляет над тем, что означают результаты этих президентских выборов.

На берегах Москвы-реки напротив Кремля стоит длинный и широкий жилой дом с серым фасадом, который здесь все называют «Домом на Набережной». Этот дом играет особую роль в российской истории. Он был построен большевиками, когда они перенесли столицу России из Санкт Петербурга обратно в Москву. В нем проживало более 500 семей высокопоставленных кремлевских чиновников – бюрократическая элита первой в мире попытки создать социалистическое государство. В те дни это был единственный в России дом, где была горячая вода.

Десять лет назад, когда я работал московским корреспондентом BBC, я зашел в гости к одной из жительниц этого дома. Она жила там с 1931 года. Больше всего ей запомнился период Красного Террора 1937 года.

Роскошь и жестокость
4/5 всех семей в доме потеряли хотя бы одного из членов семьи в результате печально известных сталинских чисток. Эти люди стали жертвами паранойи, захватившей Кремль той зимой. Она рассказывала мне, что стояла у своей двери и прислушивалась к звукам, доносящимся от ночных рейдов ужасной сталинской секретной службы. Она слышала, как топают ботинки по деревянным лестницам, она слышала гулкие шаги по коридору и стук в дверь. По звуку она пыталась определить, кого из ее соседей забирают сегодня вечером.

Куда бы вы не пошли в Москве, везде есть физическое напоминание роскоши и жестокости истории этой страны. Большевики презирали царскую столицу Санкт Петербург — элегантное российское «окно» на Балтийском побережье, проход в западный мир. Они считали строительство этого города в XVIII веке неправильной и обреченной на неудачу попыткой превратить Россию в западную страну. Москва лучше подходила их темпераменту – непроницаемые, защитные стены Кремля ограждали, изолировали и защищали их от враждебного мира, которые, по их мнению, их окружал.

Защитная изоляция
Конечно, было бы глупо и нечестно проводить аналогию со столь отдаленным прошлым, потому что Владимир Путин – это не Сталин, а Россия сейчас представляет собой более счастливое и неизмеримо более свободное государство. Но Москва – с ее архитектурой и защитной изоляцией от остального мира, с ее отдаленностью от европейского мейнстрима – тоже лучше подходит для сегодняшней России. Выбранный Владимиром Путиным преемник Дмитрий Медведев — прямой наследник невероятной популярности господина Путина.

Что же он такого сделал, что прочно связало его с миллионами российских граждан? Многие россияне сожалеют о 1990-х годах. Для многих президент Ельцин был стилизированным под Запад царем, а азбучная истина российской истории гласит, что такие цари плохо кончают. Владимир Путин был коррективом – Россия возвращается к такому типу руководства.

Близкие к Путину круги, которые сейчас управляют страной, сожалеют о годах слабости не потому, что они (эти годы) ввергли российское общество в состояние хаоса и расцвета криминала, а потому, что длительное отсутствие России на международной арене позволило США продвинуться далеко вперед.

Суверенная демократия
Круги, близкие к Путину, полагают, что Оранжевая революция на Украине, Революция роз в Грузии, и другие бесчисленные попытки бунтов на ее границах не являются результатом народных восстаний, что все это произошло под руководством США и их союзников для того, чтобы свергнуть настоящую демократию в странах, которые когда-то были союзниками России.

Если за время президентства Путина в России и существовали отходы от демократических преобразований 1990-х годов, это отражает, по крайней мере, отчасти, намерение не позволить — как выразился один соратник Путина – всем этим оранжевым революциям, которых спонсировали враждебные России силы, сформировать антикремлевские настроения в самой России.

Окружение Путина называет новую Россию суверенной демократией – демократией, защищенной от враждебного иностранного вмешательства. Но странный – хотя и очень русский – парадокс гласит: этот отход от демократического эксперимента в 1990-х годах, как кажется, чрезвычайно популярен. Россияне проголосовали за это, и поэтому данный подход несет в себе свою собственную демократическую, или, по крайней мере, народную, законность. Поэтому большой вопрос нашей еженедельной программы из России на этой неделе – является ли Россия демократией? – остается открытым.

Более полувека назад великий американский аналитик по вопросу Советского Союза Джордж Кеннан написал письмо в Госдепартамент из Москвы. В нем говорилось, что со времен Большевистской революции, американские дипломаты пытались ответить на вопрос: «Как большевизм изменил Россию?». Он пришел к выводу, что это неправильный вопрос. Было бы важнее подумать над тем, как Россия изменила Большевизм. Возможно, и нам необходимо переделать сегодняшний вопрос и спросить не о том, как демократия изменила Россию, а о том, как Россия – вечная, терпеливая, многострадальная — изменила демократию.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>