Как мир воспринимает саммит «Большой двадцатки» — страх, апатия и Барак Обама

Россия
Россия с предвкушением воспринимает саммит «Большой двадцатки» — не из-за Гордона Брауна, а из-за первой встречи между президентами Бараком Обамой и Дмитрием Медведевым. Встреча между двумя людьми, которые широко известны как прагматики, вероятно, обозначит начало новой эпохи некоторого улучшения американо-российских отношений. При их предшественниках Джордже Буше и Владимире Путине связи упали до самого скверного уровня со времен холодной войны.

Российские должностные лица осознают, что Обама не даст Москве все, чего она хочет. Длинный «перечень покупок» включает желание положить конец расширению НАТО, прекращение строительства американского противоракетного щита в Европе и новый договор о сокращении стратегических вооружений. На повестке дня «Большой двадцатки» Россия присоединится к немцам и другим европейцам, которые противятся американо-британским планам вытащить мир из рецессии путем дальнейших расходов. Она поддерживает призыв германского канцлера Ангелы Меркель к более значительному регулированию рынка вместо дальнейшего скоординированного пакета стимулирования.

Москва также выступает в защиту идей Китая о создании новой глобальной валюты наряду с долларом — идея, которую ЕС отверг. Но учитывая слабость российской пораженной кризисом экономики, новый человек в Кремле не располагает сильной позицией для того, чтобы навязывать свои идеи другим.

Франция
Глобальный финансовый кризис привел к тому, что Франция вновь возвратилась к своему давнему недоверию по отношению к свободным рынкам, глобализации, капитализму и боссам — «жирным котам». Николя Саркози (хотя он был избран на самой рыночной платформе, с которой Франция когда-либо сталкивалась — что проблема страны в том, что она не идет в достаточной мере на риск и не занимает достаточно, следуя США и Британии), переменил свой тон и принял на вооружение такую риторику, что его стали изображать на карикатурах в виде Карла Маркса. Французская модель высокой социальной защиты, осторожных банков и населения, скептически относящегося к кредитным карточкам, не избавила Францию от кризиса, однако она пока не пережила такой банковский коллапс, как Британия или Ирландия.

Когда Саркози приедет на «Большую двадцатку», обладая очень низким уровнем популярности дома, его важнейшим требованием окажется более значительное международное регулирование, чтобы исключить чрезмерные издержки капитализма. Он стремится не к новому пакету стимулирования, а к более «нравственному капитализму». Это имеет ключевое значение для общественного мнения Франции, где финансовый кризис продемонстрировал рекордную общественную поддержку забастовкам и уличным демонстрациям, подъем таких чрезвычайных форм протеста, как взятие боссов в заложники, и волна поддержки крайне левого движения. Сейчас во Франции с наибольшей уверенностью «перемен» ожидают либо от Саркози, либо от Оливье Безансено, почтальона и бывшего троцкиста, возглавляющего Новую Антикапиталистическую партию.

Гаель Слиман, директор организации по опросам общественного мнения БВА, заявил, что французская общественность больше не ожидает многого от международных политиков, от таких встреч, как «Большая двадцатка», однако если будут приняты решительные инициативы по поводу регулирования, общественное мнение может отреагировать позитивно. «Я не позволю ассоциировать себя с таким всемирным саммитом, который решит ничего не решать»,- предостерег Саркози.

Афганистан
Имея так много собственных отчаянных проблем, Афганистан — та страна, которая не будет с нетерпением ожидать исхода саммита «Большой двадцатки». Афганистан не только обладает иммунитетом к последствиям экономического спада, которыми мировые лидеры надеются заняться в Лондоне, но даже переживает бум, по мере того, как США и его союзники вливают все больше денег, солдат и ресурсов в эту страну.

По мере того, как ситуация в Афганистане стабильно ухудшалась и ухудшается, финансовое положение страны только улучшается, поскольку обещания западной помощи увеличиваются год от года. Последней доброй новостью оказался предпринятый Бараком Обамой на прошлой неделе пересмотр стратегических задач по Афганистану и Пакистану, в котором подтверждено, что США готовы взять на свои плечи расходы по массированному наращиванию афганских сил безопасности, и объем этих расходов еще до сих пор неизвестен.

Кабульское правительство также проводит в предстоящие месяцы серию международных мероприятий, конкретно посвященных разворачивающимся в Афганистане кризисам, включая однодневную спонсируемую ООН встречу в Гааге, которая открывается завтра. Президент Хамид Карзай и его свита покинули Кабул вчера, чтобы посетить эту конференцию.

Китай
Газеты не отводят сообщениям с саммита свои первые страницы, но в среде китайской элиты происходят дебаты по поводу значения этой встречи. Некоторые считают, что она может отметить начало новой эры международного финансового порядка. Китай и другие новые державы требуют пересмотреть архитектуру мирового устройства, и это неудивительно, когда третья в мире экономическая держава имеет меньше голосов в МВФ, чем Бельгия.

Пекин выступает с позиции силы. Хотя темпы внутреннего рынка падают, но тем не менее вероятно расширение экономики в этом году на 6% или 7%, и страна хвалится большими резервами, тогда как развитые экономические страны наблюдают сокращение своей экономики и погрязли в долгах.

Вице-губернатор Центрального банка недавно сказал, что Китай «активно рассматривает» скупку новых облигаций МВФ, и многие считают, что рост его вклада должен привести к еще большему влиянию там. Однако комментатор из газеты «Секьюрити Таймс» под псевдонимом «Муму» скептически заметил: «Нам трудно рассчитывать, что Соединенные Штаты добровольно передадут свою гегемонию».

Ву Сяо Линг, бывший вице-губернатор Центрального банка, сказала: «Достижение каких-либо конкретных соглашений на встрече «Большой двадцатки» невозможно. Нам не следует возлагать на это большие надежды.» Она утверждала, что реальная задача этой встречи — символическая: показать, что мировые лидеры работают вместе, пытаясь справиться с кризисом.

Индия
Саммит «Большой двадцатки в Индии попадает в заголовки на первых страницах, но, в основном, из-за споров, в которых замешаны европейцы, Китай и США. Индия, двигателем экономики которой является внутренний спрос, понесла менее тяжелый удар, чем многие другие крупные страны. Ей бы хотелось иметь больше голосов во Всемирном Банке и МВФ, а также, возможно, чтобы ей предоставили больше денег на инфраструктурные расходы; но эти требования демонстрируются на каждом саммите «Большой двадцатки», который Индия посещает.

Самая важная новость заключается в том, что Барак Обама встретится в четверг с премьер-министром Манмоханом Сингхом, и на этой встрече, вероятно, будет обсуждаться стратегия США в Пакистане. Однако, поскольку Индия готовится к выборам, индийским дипломатам предстоит в основном слушать, а не торжествовать.

«Они не будут ничего предпринимать. Это правительство все равно «дохлая утка»,- заявил Мохан Гурусвами из делийского Центра политических альтернатив. «Меньше всего они хотят возлагать вину на глобального виновника спада — Америку».

Иран
Учитывая, что его экономика в основном изолирована от глобальной финансовой системы, Иран обошли стороной большинство ударов, на которых сосредоточатся участники саммита «Большой двадцатки». Лидерам страны едва удается скрыть свое злорадство при виде того, что западная экономика находится в ситуации свободного падения.

Однако, хотя Иран будет блистать своим отсутствием, он едва ли окажется далек от помыслов присутствующих, учитывая международную озабоченность ядерной программой Тегерана и его стратегическое значение как производителя нефти и газа.

Равным образом это событие не пройдет незамеченным иранскими должностными лицами, которые, как им это ни неохота признавать, очень чувствительны к своему исключению из числа приглашенных на многие международные форумы. Лидеры Ирана считают, что историческое и геополитическое значение этой страны дает им право занимать место на важных встречах. Страна имеет собственные экономические проблемы, которые обострились из-за глобального спада. Падение цен на нефть пробило дыру в национальном бюджете и принудило правительство Ахмадинеджада к сокращению общественных расходов. То, что Иран принял американское приглашение на встречу по Афганистану в Гааге, всего за два дня до Лондонского саммита, свидетельствует о его желании избежать изоляции.

Ирак
В Ираке мало кто слышал о встрече «Большой двадцатки» и большинство, кажется, считает, что судьбы глобальных финансовых потоков окажут мало влияния на их мир. Однако, хотя их туда не пригласили, иракские политики и финансисты предвкушают небольшой ручеек и для Ирака, благодаря вероятным новым мерам по перекалибровке всемирных кредитных рынков.

Махди Альхафез, член экономического комитета иракского парламента, предсказал, что мировые лидеры постараются наложить дальнейшие ограничения на свободный рыночный капитализм и откроют объятия большей роли правительств. «В 1929 году, когда имели место аналогичные проблемы, эти страны (свободного рынка) обратились к правительственному вмешательству, чтобы разрешить проблему, — сказал он. — А теперь Америка выделила 750 миллионов долларов, чтобы разбираться с банкротством частных фирм».

Мохаммед Хоршез, багдадский экономист, сказал: «Происшедшее отражается не только на экономиках более крупных стран, но воздействует также и на страны третьего мира, подобные Ираку. Если они быстро примут меры по исправлению положения, у нас все будет в порядке».

Камаль Ахмад, читающий лекции по экономике в багдадском колледже, сказал, что на иракскую экономику быстро надвигается финансовая катастрофа. «Мы знаем, что 90% иракской экономики зависит от цен на нефть, которые резко упали в прямой связи с международным финансовым кризисом, и поэтому глаза Ирака будут прикованы к этому саммиту в поисках решения, точно так же, как это происходит в развитых странах.

Еще один экономист, Джамиль Антван, сказал, что иракские эксперты будут ждать от саммита нахождения путей диверсификации их экономики, вместо того чтобы стремиться получить пакет чрезвычайной помощи. «Мы не можем просто полагаться на доходы от нефти, и мы будем пристально наблюдать за тенденциями и возможностями, которые позволили бы нам уравновесить то, что делает остальной мир».

США
Многие американцы узнают о саммите «Большой двадцатки», лишь когда увидят телевизионные кадры приезда Барака Обамы в Лондон. Мозговые центры Вашингтона проводили на прошлой неделе брифинг за брифингом для тех, кто задействован в принятии решений, и они были посвящены предварительному рассмотрению визита Обамы в Европу. Однако их возбуждение не разделяли американские средства массовой информации. Газеты, телевидение и веб-сайты сосредоточивались почти исключительно на влиянии рецессии на национальную экономику, а не на мире в целом; впрочем, к концу недели — еще на перемене политики Обамы в Афганистане.

«Wall street journal» опубликовал вчера на передней странице предсказание, что выдвинутые Гордоном Брауном амбициозные планы нового мирового порядка, скорее всего, не произведут никакого впечатления. «New York Times» опубликовала статью о скептицизме канцлера Ангелы Меркель по поводу экономической стратегии Обамы, а «USA Today» оказалась почти единственным изданием посвятившим длинную статью предварительным обзорам саммита.

Ожидания от саммита в Белом доме и в министерстве финансов США относительно невелики, учитывая разногласия по политическим вопросам между Обамой и такими странами, как Франция и Германия. В США мало сообщается о чувствах европейцев, что вина за рецессию ложится в основном на Америку.

Американские телеканалы вчера начали упоминать, хотя и кратко, о поездке Обамы, но репортажи сосредоточились не на экономических проблемах, а на возможностях показать красивую картинку, особенно на встрече между четой Обама и королевой, а также на том, окажется ли Мишель Обама в Европе таким же выдающимся хитом, как когда-то Джеки Кеннеди.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>