Болезненное стремление договориться с Россией

На этой неделе в Лондоне Барак Обама встретится один на один с президентом России Дмитрием Медведевым, и переговоры обещают быть исключительно трудными. Соединенные Штаты надеются на российскую помощь в предотвращении создания Ираном ядерного оружия, а также на сотрудничество России в рамках нового амбициозного плана по разоружению. Но, в то же самое время, американские вооруженные силы укрепляются в своем мнении о том, что новая Россия представляет собой опасность.

Крупные проблемы (и крупные противоречия) серьезной попытки наладить взаимодействие с Россией были кратко изложены в докладе конгресса, заслушанном в Вашингтоне на прошлой неделе. Суть выступления американских генералов сводится к следующему: период беспомощной России, какой она была после Холодной войны, закончился, и ее потенциальная угроза НАТО и союзникам в Европе и Евразии теперь такова, что Америке следует отказаться от своих планов размещения вооруженных сил в Европе.

Конечно, они могли выступать от своего имени, хотя, какой политически проницательный военный рискнет рассердить своего главнокомандующего, два месяца назад приступившего к исполнению своих обязанностей? Факт в том, что генерал Джон Крэддок (John Craddock) – главнокомандующий НАТО и командир американских вооруженных сил в Европе – заявил, что вторжение в Грузию в августе прошлого года «перевернуло с ног на голову» западное представление о России, сформировавшееся после Холодной войны.

«Все считали, – сказал он, – что после Холодной войны и распада Советского Союза и Варшавского Договора ни одна граница в Европе и Евразии не была под угрозой вторжения. А теперь я думаю, что это представление оказалось ложным».

Более того. Генерал охарактеризовал присутствие русских в Грузии и сокращение поставок газа в Европу в январе как действия, которые «наводят на мысль о том, что их конечная цель может состоять в том, чтобы подорвать европейскую сплоченность и систематически снижать американское влияние».

В том мире, который не желает еще одной Холодной войны, генерал Крэддок, пересыпая свою речь всякими «возможно» и «пожалуй» любезности и условности ради, выглядел как человек, объявляющий об окончании легких времен. Он считает, что ощутимое американское «присутствие» в Европе и обеспечение дополнительной надежности вооруженных сил, необходимой, чтобы выполнить обязательство по Статье 5 Договора НАТО и прийти на помощь государству-участнику в случае нападения на него, являются наилучшим ответом на данную им новую оценку угрозы.

Но как насчет политической надежности?

По-видимому, это послание генерала Крэддока, за вычетом инициалов Обамы в сноске, в Москве и Европе должны были воспринять как документ, обладающий некими правомочиями накануне встречи американского президента и г. Медведева во время лондонского саммита «Большой Двадцатки».

Так или иначе, сомневающийся и недоверчивый республиканец из Нью-Йорка Джон Макхью (John McHugh), старейший член Комитета по Вооруженным силам Палаты Представителей, прямо указал на административные противоречия. Как и генерал Крэддок, конгрессмен Макхью поддерживает идею американо-российских переговоров. Но он указал на возможную противоположную цель, состоящую в подталкивании союзников НАТО к поиску «крупной сделки» с русскими. Союзники видят, как Россия активно пытается заполучить их обратно в зону своего влияния, и осознают «ненужные» риски, взятые на себя администрацией. Крайне опасным последствием было бы разрушение НАТО в случае, если американские гарантии безопасности покажутся странам-членам этой организации сниженными в результате уступок, сделанных во время переговоров с русскими.

В то время как генерал Крэддок ясно попытался устранить эту озабоченность, непосредственные трудности достижения прогресса в переговорах с русскими — нажатие кнопки сброса ровно настолько, насколько нужно – на прошлой неделе проявились с новой силой. Наилучший пример тому – когда правительству Республики Чехия был объявлен вотум недоверия в прошлый четверг, встал вопрос об обязательстве страны продолжать свое участие в американском плане строительства противоракетного щита как средства против возможного ядерного вооружения иранского происхождения.

Щит, против которого выступает Россия, ссылаясь на угрозу безопасности (относительную угрозу – 10 перехватчиков держат оборону против тысяч российских ракет), часто предлагается в качестве потенциальной разменной монеты в запасе у администрации Обамы, которую используют в обмен на согласие России помочь остановить иранскую ядерную программу.

Поскольку не нужно быть таким тактическим гением, как Гарри Каспаров, чтобы заметить, что у американцев очень скоро не останется ничего, что можно было бы предложить взамен, логическим ходом со стороны России было бы засечь время и ждать. В крайнем случае, к тяжким последствиям приведет как попытка нападения на атомные установки в Тегеране, так и отступление от собственной позиции Соединенных Штатов по вопросу о том, что иранское ядерное оружие «недопустимо».

Всего лишь день спустя, кабинет Медведева открыл еще одну проблему. Он объявил о создании специальной группы вооруженных сил в Арктике, чтобы «гарантировать военную безопасность при различных военно-политических обстоятельствах».
Эта область с ее потенциально богатым запасом энергетических ресурсов вызывает все большую озабоченность, по мере того как Америка убеждает НАТО сосредоточиться на проблемах безопасности энергетики с учетом российского господства в поставках энергии в Европу.

В то же время, российское Министерство иностранных дел сочло обязательство Евросоюза помочь в модернизации украинской газовой инфраструктуры за «выпад» против Москвы. Европейцы, (о позор!), не обсудили этот вопрос заранее с Россией, и премьер-министр Владимир Путин в связи с этим рассматривает вопрос о пересмотре связей с Евросоюзом.

Очередь НАТО выслушивать замечания пришла в пятницу. Ее заинтересованность в возобновлении официальных связей с российскими коллегами, прерванных в августе прошлого года, была «недостаточной», как заявил посол Москвы в НАТО. Затем он объявил, что «в заключительной декларации саммита НАТО необходимо использовать слова, приемлемые для России». Саммит состоится во Франции и Германии 3 и 4 апреля.

Никому и в голову бы не пришло, что именно эта страна быстрее всех залижет раны, нанесенные глобальным экономическим кризисом. Напротив, она вполне отражает представления генерала Крэддока о том, что будущие отношения с Россией, скорее всего, станут самыми сложными со времен Холодной войны. Главное сейчас, как он заявил – это стремиться к равновесию между ведением переговоров с русскими и взаимодействием с ними в рамках НАТО.

В своем заявлении, сделанном неделю назад, генерал Крэддок вовсе не делал шаг в неизвестность, когда добавил: «Я думаю, что труднее всего найти равновесие сил».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>