По мнению чешского эксперта в области энергетики, не Россия, а Европа должна диктовать условия поставок нефти и газа

2009 год оказался непростым для специального представителя Чехии по вопросам энергетической безопасности Вацлава Бартушки (Vaclav Bartuska). Являясь председателем Евросоюза, Чехия назначила Бартушку посредником между Россией и Украиной во время их январского конфликта, приведшего к отключению поставок природного газа в страны ЕС. В вопросах, касающихся энергетической безопасности ЕС, Бартушка придерживается жесткой политики. По его собственному признанию, его резкость часто вызывает отрицательную реакцию среди многих представителей стран ЕС. В штаб-квартире радио «Свобода» RFE/RL в интервью 25 марта Бартушка повторил свой призыв к ЕС предпринять срочные шаги к энергетической независимости и выразил свою точку зрения на отношения Брюсселя с Россией и Украиной.

Он начал с январского кризиса, который заставил некоторые страны ЕС замерзать в середине самого холодного зимнего месяца прошлого года. По мнению Бартушки кризис – хоть и суровый – не продлится долго для ЕС, если он осознает необходимость в изменении энергетической политики. «Еще больший кризис поставок для Европы – вот, что нам на самом деле нужно, чтобы проснуться, а тот, что произошел в январе был слишком коротким и незначительным, — заявил Бартушка, — Я бы поблагодарил [российского] премьер-министра [Владимира] Путина и его коллег за их помощь в формировании единой европейской политики, потому, что если бы не они, никогда бы 27 стран ЕС не заговорили в один голос».

Бартушка также указал, что ЕС являлся самым крупным потребителем российского природного газа. Поэтому не Россия, а ЕС должен диктовать условия торговли: «Мы не пользуемся своим положением. Мы являемся самым большим рынком в мире – нас полмиллиарда человек. Мы должны быть у руля, а не поставщики. Но из-за того, что мы разобщены и действуем в одиночку, мы упускаем возможность, которая у нас есть».

Неспособность договориться

Бартушка обвинил ЕС, в частности тех его членов, которые когда-то примыкали к коммунистическому блоку, в том, что они оказались в таком трудном положении в январе: «С момента развала Советского союза прошло уже 18 лет и 20 лет с тех пор, как Европа стала свободной. Это большой промежуток времени. Правда состоит в том, что энергетическая зависимость стран Восточной и Центральной Европы от России не имеет отношения к тому времени».

Бартушка добавил, что старшие члены ЕС, которые меньше зависят от российских энергетических поставок, не в полной мере осознают проблемы во взаимоотношениях с Россией новых членов, и их потребности в российских энергетических поставках: «Франция, Германия и Великобритания находятся в более безопасном положении, чем страны центральной и восточной Европы. Им нечего бояться, поэтому они не разделяют наших опасений».

«Если страна имеет много крупных поставщиков, а не одного, нет повода для беспокойства, — заявил Бартушка, — Если Владимир Владимирович [Путин] прекращает поставку газа, его можно взять где-нибудь еще. Но если вы покупаете 100% газа у России — это совсем другая история». По мнению Бартушки, пришло время действовать жестко по отношению к России, и нужно понять, что российские угрозы о перенаправлении газо- и нефтепровода с запада на восток – пустые слова.

«Это излюбленная политическая линия Владимира Путина, что, если Европа не будет вести себя как подобает, он направит поток [газа и нефти] в Китай. Чтобы построить магистральный трубопровод для поставки газа в Китай, нужна немалая сумма денег — десятки миллиардов долларов. А Китай тоже может занять жесткую позицию.

Надежды на сжиженный природный газ

По словам Бартушки, строительство других газопроводов в обход России и Украины, которое предлагают некоторые члены ЕС, это не выход. Но путь, который предлагает Великобритания – импорт сжиженного природного газа (СПГ) из Катара, Тринидада, Нигерии и Алжира и других стран – стратегия, которая будет работать и для других европейских стран.

«Что касается меня, я должен сказать, что неподвижный трубопровод не обнадеживает, потому, что замена России на Туркменистан или Иран, а Украины – на Турцию существенно не изменит ситуацию», — отметил Бартушка. «Я верю, что именно СПГ принесет свободу, — продолжал он, — СПГ немного дороже, чем газ поставляемый по трубопроводу, но, в то же время, я уверен, что это цена свободы.

Отвечая на вопрос о стоимости строительства инфраструктуры для управления распределением сжиженного природного газа, Бартушка упомянул страны ЕС, которые уже осуществили или планируют строительство необходимых терминалов для получения СПГ: Франция, Испания, Великобритания, Нидерланды, Италия и Греция. Но он также заметил, что среди стран центральной и восточной Европы, только Польша развивает инфраструктуру для СПГ.

Бартушка заявил, что соединить портовые города ЕС, получающие СПГ, со странами континента будет гораздо проще, чем кажется: «То, в чем мы на самом деле нуждаемся – это соединения между странами, а для этого не так уж много нужно. Все, что необходимо для интеграции Польши и Чехии – это десятикилометровая труба. Это не так уж много. В январе, когда мы хотели помочь Словакии получить газ…из Чешской Республики, словацкие компании объявили нам, что на подготовительные работы потребуются недели, потому, что нужен переключатель и т. д. и т. п. В конце концов, вся операция заняла три часа».

«И цена не так уж высока, — сказал Бартушка, — Строительство километра трубопровода среднего и высокого давления обойдется в 1.5 миллионов евро (2 миллиона долларов). Таким образом, на удлинение существующего трубопровода для соединения с Польшей потребуется около 15 миллионов долларов. Аналогично, для получения газа из СПГ-терминала в Греции, Болгарии нужен тридцатикилометровый трубопровод стоимостью 45 миллионов евро».

Но, как он отметил, реальная проблема состоит не в деньгах или технологиях, а в решении юридических вопросов: «Первая трудность, с которой придется столкнуться при строительстве трубопроводов, это то, что найдется кто-нибудь, кто скажет: «Только не на моем дворике» или «Не через мой сад, не в моем городе». Эта проблема актуальна в Европе. Мы построили трубопровод из Германии за 18 месяцев, и четыре года перед этим решали юридические вопросы».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>