Это не арабская весна, это Нахда

Термин «арабская весна» родился от оптимизма, а не посредством анализа. Когда забитый торговец фруктами в Тунисе самостоятельно обрек себя на заклание, это положило начало серии региональных потрясений. Многие журналисты, дипломаты и ученые думали, что они услышали эхо «Пражской весны» 1968 года (в тот период Чехословакия смело инициировала демократические реформы – эксперимент, который был быстро «потушен» советским вторжением).

Американцы не хотят, чтобы люди жили под гнетом диктаторов. Мы инстинктивно болеем за революционеров, надеясь, что среди них есть новый Джордж Вашингтон и Томас Джефферсон. Но американская революция была исторической аномалией. Французская революция, русская революция, революция в Иране — в этих и других случаях, одна из форм деспотизма просто была заменена другой.

Есть ли борцы за свободу в мусульманском мире? Да, вне всяких сомнений. Но не много. И большинство «западно-образованных» интеллектуалов, не идут ни в какое сравнение с дисциплинированными исламскими бойцами, действующими из международной сети мечетей и неправительственных организаций, опираясь на «бездонный колодец» нефтяных денег, и более чем готовых к применению насилия – или пребыванию в стороне от происходящего в зависимости от реализуемых задач.

Исламисты называют эту бурю новым сезоном «Нахда» (арабское возрождение), которое в переводе с французского значит возрождения. В этом случае, по их мнению, это означает возрождение глобальной исламской власти. Хайрат аль-Шатер (Khairat Al-Shater) недавно заявил:

Миссия ясна: восстановить ислам в его всеобъемлющей концепции, подчинить людей к Богу; учреждение религии Бога; Исламизация жизни; расширение прав и возможностей Ислама; создание «Нахда уммы» (мусульманская страна) на основе Ислама.

На прошлой неделе делегация исламистов из Египта, Туниса, Марокко, Иордании и Ливии была с визитом в Вашингтоне. Фонд Карнеги за Международный Мир провел однодневную конференцию: «Исламисты во Власти: Взгляд изнутри». Джессика Мэтьюз, президент Фонда Карнеги, открыла дискуссию, отметив, что «рост исламистских партий является политической реальностью», которая «вызвала большую неопределенность и даже трепет», а «исламистские партии остаются плохо понятными для большинства». Нет сомнений, что это так и есть.

Участники дискуссии варьировались от суровых до благоприятных. Они использовали слова, которые аудитория хотела услышать: «плюрализм», «демократия», «свобода». Более чем один представитель сказал, что их цель – «гражданское общество, не теократическое государство». Они подчеркнули стремление их народов к «справедливости» гражданского общества, а не теократического государства», к «достоинству» и «исламским ценностям», но они приложили мало усилий, чтобы определить пути достижения этого.

Хотя они пообещали «уважать права меньшинств» никто не сказал, какие права меньшинств в «исламском государстве» они видят. Кроме того, не было сказано ни слова по поводу таких вопросов как: эскалация нападений на христиан-коптов в Египте, массовые убийства христиан в Судане и черных мусульман Дарфуре; невыразимые зверства талибов; иранский репрессивный режим дома и поддержка терроризма за рубежом; расширение списка погибших в Сирии; захват власти Хезболлы в Ливане; намерения ХАМАСа уничтожить Израили; Аль-Каида.

То есть нельзя сказать, эти исламисты идут нога в ногу.

Мустафа Элкхафи (Mustapha Elkhalfi), министр по связям с общественностью Марокко — там, где многовековая монархия до сих пор переживает бури сказал, что приоритетной задачей является проведение такой политики, которая позволит уменьшить «нищету, неграмотность и снизить уровень безработицы».

В отличие от него, Абдул Могуд Рэджех Дардери (Abdul Mawgoud Rageh Dardery), член парламента от партии «Egypt’s Freedom and Justice» сказал: «Много египтян говорят мне: Мы хотели бы жить свободными, даже если мы будем голодными». Однако он не сказал сделает ли египтян более свободными поддержка неоперившихся групп гражданского общества, или бизнесменов и туристов, потягивающих коктейли в гостиничных барах, или же сдерживание атаки террористов на Израиль с египетской территории.

Набиль Алкофхаи (Nabil Alkofhai) из партии «Jordan’s Muslim Brotherhood and Islamic Action Front», вызвал во мне «отклик», когда он сказал, что арабские народы не хотят «остаться на задворках человеческой цивилизации». Однако затем последовали неоднозначные заявления: через несколько минут он оскорбил интеллект зрителей, утверждая, что «исламский мир. . . не видел ничего нового в своей истории в течение 1400 лет, что называется религиозным гнетом».

Кроме того, я думал, что у Дардери (Dardery) были свои взгляды, когда он сказал, что шариат означает лишь право — и, что исламский закон не может быть по-разному интерпретирован. Но потом он сказал, что джихад означает «совершение усилий» и т.д. «Я осуществляю джихад здесь». Труды познания – это джихад; отказ от чрезмерного потребления пищи — это тоже джихад. Я ждал, что он добавит, что-то в духе Усама бен Ладена, который сказал, что джихад «означает борьбу с мечом», или в духе аятоллы Хомейни, лидера иранской революции 1979 года, который сказал:

«Те, кто изучает джихад должны понять, почему Ислам хочет завоевать весь мир… Ислам говорит: Убейте всех неверующих так же, как они убили бы вас!… Ислам говорит: все, что хорошего существует – существует благодаря мечу и в тени меча! Люди не могут быть послушными, кроме как под страхом меча! Меч есть ключ к раю, который может быть открыт только для святых воинов!»

Арабская весна была миражом. Нахда — это реальность. Вне всякого сомнения, надо говорить с исламистами. Но также давайте внимательно слушать, что они говорят. Давайте не будем причастны к нашей собственной лжи. Давайте посмотрим, что они делают. Давайте не путать постепенность со слабостью. Журналисты, дипломаты, ученые могут понять это, если они будут опираться на анализ, а не на оптимизм.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>