Страны БРИКС: мнимый альянс

Страны БРИКС (Бразилия, Россия, Индия, Китай и Южная Африка) – акроним, который добавил драматизма в изменение глобальных структур власти, предусматривающий создание клуба энергичных стран, которые бросают вызов мировому мироустройству, построенному на основе империализма. Однако это не совсем так. Соглашение, которое предполагает группировку БРИКС является мнимым. Его не существует.

Анализ

Конечно, это не означает, что «сумма» экономических мощностей стран БРИК (Бразилия, Россия, Индия и Китай) не впечатляет. Наоборот, комбинированный рост ВВП в странах БРИК с 2001 года равносилен появлению одной новой Японии плюс новой Германии в мировой экономике. Но это только история успеха развития, а не история международной организации. Объединенная экономическая мощь стран БРИК не породила какой-либо устойчивой координации ни во внешней политики, ни в политической, ни в военной или экономической сферах. И это не удивительно. В конце концов, этот блок не имеет дипломатического согласия, общей идеологии или совпадающих интересов.

Рассмотрим случай с Китаем и Бразилией. Обе страны являются развивающимися странами с тем же ориентирами: высоко развитая и диверсифицированная экономика, конкурентоспособная на мировом рынке. Но возможно ли для обеих стран достижение этой цели, когда они по существу идут в одном направлении и одной дорогой (претендуют на одни и те же рынки) или одна из этих стран останется позади? Вполне возможно, что истина ближе к последнему варианту.

Хотя Китай стал крупнейшим торговым партнером Бразилии в 2009 году китайско-бразильские экономические отношения претерпели некоторые динамические изменения в направлении «север-юг» в течение последних двух десятилетий. Иными словами, природные богатства Бразилии был использованы в качестве топлива для промышленного развития Китая. До сих пор результаты для Бразилии были неоднозначны. Её основной экспорт — соя и железная руда, за счет экспортного бума поднялись такие отрасли как обувная промышленность и авиастроение. Кроме того, в то время как Китай может стать ценным источником иностранных инвестиций, большая часть этих денег будет направлена на инфраструктуру, что может способствовать более высокому уровню сырьевого экспорта.

Эти проблемы настолько сильны, что производственные мощности Бразилии фактически сокращается. В 1980 году производство формировало 27 процентов ВВП Бразилии. К 2011 году лишь 15 процентов. Январь этого года был ознаменован падением промышленного производства на 2,1 процента.

Таким образом, Бразилия оказалась в незавидном положении верхом на экономической волне, которая вполне может быть весьма короткой в долгосрочной перспективе. Чем глубже Бразилия «погружается» в экономические взаимозависимости с Китаем, тем больше внутренних возможностей по созданию новых рабочих мест она теряет.

Правительство в Бразилии, кажется, принимает это к сведению. Только на прошлой неделе министр иностранных дел Бразилии пригрозил удерживать стоимость риала для того, чтобы помочь отечественной промышленности Бразилии конкурировать с дешевой импортной продукцией. В оправдание он заявил, что «мы не собираемся просто сидеть и смотреть, как другие страны девальвируют свои валюты, чтобы дать им конкурентное преимущество». И весьма ясно кто эти «Другие страны» о которых идет речь.

Интересно, что экономически агрессивный характер этой связи БРИК может стать благом для отношений Бразилии с США, страной, которая является, как ни парадоксально более сбалансированным торговым партнером в силу того, что США является весьма значительным рынком для товаров бразильской промышленности. Администрация Обамы выступила с обращением к бразильскому президенту Дилме Руссеффу (Dilma Rousseff) на этой неделе, заявив, что США не будет расширять формальность государственного визита в апреле, потому что это год выборов. Эта позиция могла бы быть простительной, если бы не было объявлено о государственном визите в ходе встречи с премьер-министром Великобритании Дэвидом Кэмероном. Тем не менее, правительство Бразилии относительно спокойно отреагировала на это и похоже оно готово обойтись без пышного государственного визита. Это, кажется, указывают на желание исходящее от президента Руссеффа возместить ущерб, нанесенный ее предшественником. Возможно, Бразилия присматривается к возможности выхода из «петли» БРИК-экономики.

Надо принять во внимание военные противоречия между Индией и Китаем. Эти две страны БРИК в настоящее время заблокированы тем, что можно было бы назвать «гонкой вооружений: Lite», поведение, которое не является предпосылкой для тесного партнерства. Пекин недавно объявила, что ее годовой оборонный бюджет будет составлять $ 106 млрд в 2012 году, за исключением иностранных закупок. Как всегда, аналитики могут только догадываться, какова будет сумма в конечном итоге. По другую сторону Гималаев, индийское правительство увеличило свой военный бюджет на 17 процентов, и в настоящее время оно ведет переговоры по поводу покупки крупней партии реактивных истребитей.

Список геополитических точек преткновения между этими двумя странами БРИК, весьма обширен. Он включает и «жемчужную нить» Китая в Индийском океане и его покровительство Пакистана и дальнейшее существование тибетского правительства в изгнании в Индии. Но для краткости надо сказать, что есть одна общая точка, которую следует подчеркнуть: обе страны испытывают недостаток в импортных энергоносителях. Они конкурируют за одни и те же источники и отчаянно стараются обеспечить безопасность судоходных линий. Это стратегическая реальность, которая исключает сильное сближение двух стран.

Что касается России, то все вписывается в один вопрос: будет ли изменяться националистическая, напористая внешняя политики России, (Возьмет ли она на себя обязательства по поиску компромисса в конфликте интересов стран БРИКС)? Наверное, нет, и если по каким-либо причинам правительство Путина решит сделать так, это будет означать радикальный отход от того, как Россия исторически позиционировала себя в мировых делах.

Концепция БРИК, рожденная в позолоченных залах Goldman Sachs, была своего рода «инфекционной логикой» (так в тексте) десять лет назад. Это было похоже на подготовку мира к международной многополярности. Тем не менее, его значимость в качестве аналитического инструмента никогда не выходила за рамки короткого периода времени, когда страх перед американской гегемонией был достаточным, чтобы сгладить конфликт интересов между членами БРИК.

Перенесемся в настоящее время: БРИК – это блок из четырех развивающихся стран, который не может даже принять решение о создании банка развития БРИК [8].

Так было всегда: в БРИК каждый сам за себя.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>