Потери на нефти вырывают у России когти

Глобальная экономика предоставила администрации Обамы реальную возможность внести долгосрочный вклад в европейскую энергетическую безопасность и в отношения Америки с Москвой, добиваясь нового диалога с Москвой по энергетическим вопросам в рамках более широких усилий в поисках нового начала отношений с нею. Но такая возможность не будет сохраняться на неопределенный срок. После восстановления глобальной экономики (на которое все надеются весьма скоро) Россия вполне может снова осмелеть. Именно сейчас пора проявлять инициативу и искать твердого основания для будущего.

Резервуары для сырой нефти, такие, как расположенные недалеко от заповедника Вайнд-Вулвз к северу от национального парка Лос-Падрес, в Калифорнии, по сообщениям, почти полны, но насколько они близки к абсолютному заполнению – это тщательно оберегаемый секрет.

Государственный секретарь Хилари Клинтон уже узнала, что показать кнопку «перезагрузки» в американо-российских отношениях – это не такая простая задача.

Однако последние месяцы также многому научили российских лидеров, чей новый тон подсказывает: они все больше начинают осознавать реальность финансового упадка, когда зависимая от энергоносителей экономика их страны обваливается. В результате эти трудные времена предоставляют важную возможность для Соединенных Штатов и Запада в целом заново строить отношения с Россией.

Хотя это не будет легко, у нас имеются стратегические интересы, требующие от нас осторожно сотрудничать с Россией по укреплению энергетической безопасности, особенно сейчас, когда цены остаются относительно низкими, и нам следует ловить этот момент.

В своей речи в конце прошлого месяца на дальневосточном острове Сахалин, где развивается ряд важных энергетических проектов, российский президент Дмитрий Медведев сделал показательное заявление: «Мы сами иногда делаем ошибки; мы не полностью рассчитываем политические риски и практические последствия», — явное признание, что Москва не сумела предвидеть реакцию Европы на январский конфликт между Россией и Украиной. Он призвал «к консолидации усилий производителей и потребителей энергии» и к более активному диалогу с Соединенными Штатами, Европейским Союзом и другими, включая Организацию стран-экспортеров нефти. Премьер-министр Владимир Путин выступил с аналогичным призывом к диалогу в Давосе, Швейцария, в январе.

Многие испытывают оправданный скептицизм по поводу искренности Москвы, в особенности так скоро после решения России прекратить поставку газа в Европу через Украину, принятого второй раз за три года. Другие также могут выдвинуть вполне законный аргумент, что предшествующие усилия по налаживанию диалога в энергетической сфере едва ли порождают уверенность, что новая попытка может привести к успеху. Однако, в условиях сегодняшнего экономического кризиса все стороны, возможно, чувствуют большую мотивацию к развитию более поощряющего инвестиции климата и установлению новой системы прав и обязанностей для поставщиков энергии, стран-транзитеров и потребителей.

В случае с Россией, кризис явно нанес глубокий ущерб как экономике в целом, так и энергетическому сектору. Российский рынок акций упал на 75%, ее должностные лица предсказывают сокращение валового внутреннего продукта на 2.2% в 2009 году. А Центральный Банк уже израсходовал более 200 миллиардов долларов, одну треть резервов Москвы, пытаясь (в основном безуспешно) защитить курс рубля, теперь упавший по отношению к доллару на одну треть. В то же самое время российские должностные лица признают, что бегство капитала из страны составило 130 миллиардов долларов, а истинная цифра, возможно, значительно выше.

Государственная газовая монополия «Газпром» также сталкивается с растущим давлением по мере резкого падения цен на европейском рынке, обеспечивающем, по оценкам, 2/3 доходов компании.

Даже когда цены на энергию были выше, Москва уже была озабочена «безопасностью спроса», долгосрочной способностью России извлекать предсказуемые доходы из экспорта энергии. Теперь, когда цены стоят на низком уровне, и иллюзия, что богатство энергоносителями сделает Россию «островом стабильности», пережила потрясение, российские лидеры вполне могут оказаться более открытыми реальному диалогу по энергетическим вопросам. В конце концов, поставки газа из России были надежнее всего в 1980-х годах, когда остро нуждавшийся в деньгах Советский Союз попал под растущее финансовое давление по причине низких цен на энергию. Тогда именно советские должностные лица, а не их коллеги на Западе, стремились не допускать политику в энергетический бизнес.

На Сахалине г-н Медведев закончил свое выступление замечанием, что «в конечном итоге наше положение и благосостояние наших граждан будут зависеть от того, насколько активно и последовательно мы действуем на международной арене в сотрудничестве по энергетическим вопросам».

Невзирая на новые сигналы со стороны Москвы, работать с Россией будет нелегко. Особенно выделяются три конкретные проблемы: тесные связи между высшими должностными лицами и энергетическими фирмами, непрозрачная динамика лидерской команды Медведева – Путина и сложная внутренняя политика России – в которой именно потому, что Москва стала слабее, должностные лица будут особенно чувствительно избегать любого намека на подобострастие перед Вашингтоном или Брюсселем.

Г-н Путин построил свою карьеру в качестве президента России как противоположность Ельцину (притязая на восстановление экономики своей страны и ее роли в международных делах). Поэтому он и другие высшие лидеры, вероятно, пойдут на многое, лишь бы избежать сравнений с первым президентом России, который в стране воспринимается как явно слишком почтительный по отношению к Америке.

Глобальная экономика предоставила администрации Обамы реальную возможность внести долгосрочный вклад в европейскую энергетическую безопасность и в отношения Америки с Москвой, добиваясь нового диалога с Москвой по энергетическим вопросам в рамках более широких усилий в поисках нового начала отношений с нею. Однако такая возможность не будет сохраняться на неопределенный срок. После восстановления глобальной экономики (на которое все надеются весьма скоро) Россия вполне может снова осмелеть. Именно сейчас пора проявлять инициативу и искать твердого основания для будущего.

Пол. Дж.Сондерс – исполнительный директор Центра Никсона

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>