Мечты Обамы о разоружении разрушены

Помните план президента Обамы по избавлению мира от ядерного оружия?

Можно подумать, что переговоры супер комитета в контексте объемного сокращения военных бюджетов будут укреплять видение этого процесса: и ядерное оружие может стать удобной мишенью для экономии, поскольку этот вид вооружений очень трудно поддерживать на должном уровне, а мы этим потенциалом не пользуемся. Но, по сути, долгосрочный результат может оказаться прямо противоположным. Если «супер-комитет» не достигнет соглашения и американские обычные вооруженные силы подвергнутся сокращениям, мы получим больше, а не меньше ядерного оружия. И мечта Обамы по разоружению может быть навсегда похоронена.

Когда Обама пришел к власти, он поклялся направить Соединенные Штаты и мир на путь ядерного разоружения. Это означало, стремление уменьшить наши ядерные вооружения по возможности, в связке с взаимодействием с другими народами, а не путем увеличения их роли во внешней политике США как это делала администрация Буша. Он уменьшил роль ядерных вооружений внутри США (их стратегическую позицию), вновь подчеркнул приверженность Америки Договору о нераспространении, который гласит, что мы должны разоружиться, и вести переговоры по СНВ (договор по сокращению наступательных вооружений) с Россией. Эти меры, как он видит, приведут к денуклеаризации мирового сообщества.

И все же «ядерная» политика президента Обамы, зависит от очень хрупкого политического и интеллектуального консенсуса в Вашингтоне. Хотя некоторые критикуют точку зрения по борьбе с распространением ядерного оружия, которую он изложил в Праге в 2009 году, он имеет поддержку широкого спектра центристов и ястребов из сенаторов-республиканецев (к примеру, Джон Маккейн и Генри Киссинджер).

Совсем недавно, в 1987 году, Киссинджер предупреждал, что «любой западный лидер который потворствует фантазиям Советов относительно безъядерного мира, сильно рискует».

Но многие из этих фигур, в том числе Киссинджер, теперь поддерживает ядерное разоружение, потому что обстоятельства изменились: С момента окончания холодной войны, Америка переживает новый стратегический момент, в котором она не сталкивается с аналогичным по силе противником. В этом контексте, ведутся споры относительно того, что движение в сторону «глобального нуля» (ликвидация всех ядерных арсеналов), убережет мир от глобальных угроз. Однако есть важные причины для такого рода сомнений (и «ноги» этих сомнений восходят к Вашингтону): В значительной степени, новообретенный энтузиазм в области разоружения предполагает, что Соединенные Штаты сохранят подавляющее военное преимущество в сфере обычных вооружений. Так, обзор администрации Обамы отмечает, что «фундаментальные изменения в области международной безопасности в последние годы, в том числе рост потенциала неядерных вооружений Америки, значительные улучшения в области противоракетной обороны, а также ослабление соперничества «холодной войны», позволяют нам добиваться целей в условиях более низкого уровня ядерных сил и позволяет нам уменьшить нашу «опору» на ядерное оружие».

Другими словами, мы знаем, что теперь мы можем полагаться на нашу обычную военную мощь не только, чтобы защищать права человека по всему миру и защищать наших союзников, но для обеспечения наших основных стратегических интересов, в том числе — сдерживание угроз исходящих от наших врагов или предотвратить их нападение на нас. В этом смысле, ядерное разоружение может рассматриваться в качестве наилучшего средства для продления, настолько долго, насколько это возможно, американского военного превосходства. Однако недавние события, как внутри страны, так и вне рамок нашего контроля, вызвали «вибрации» основ этого консенсуса.

Во-первых, есть супер комитет. Если его переговоры провалятся, то национальное финансирование безопасности будет сокращено на целых 950 млрд. долларов в течение десяти лет — сценарий, который министр обороны Панетта (Panetta) назвал «сумасшествием». Всемогущие военные, к которым мы привыкли, изменятся – их станет физически меньше, уменьшатся бюджеты обучения военных, сократятся инвестиции и как следствие сократится гамма миссий доступных американской армии. Все это будет происходить, в условиях стремительного увеличения военных бюджетов других крупных стран: Владимир Путин заявил об увеличении ассигнований военной отрасли на 60 процентов в течении 2-х лет, Китая увеличивает свои расходы на 12,7 процента в этом году, Индия — на 11,6 процента. Комментаторы часто утверждают, что Соединенные Штаты тратят на оборону больше, чем остальные страны мира вместе взятые, но это соотношение уже устарело.

Если «супер-комитет» не сможет достичь соглашения, мы будем испытывать еще более резкие диспропорции по отношению к остальному миру и психология сокращения ядерных вооружений может резко измениться. Консенсус, который существовал во время краткого момент однополярности Обамы, разрушится, влияние старших государственных чиновников ослабеет и конгресс придет к выводу, что на фоне сокращения армии нам необходимо нарастить ядерный потенциал, как «здоровое» средство сдерживания и устрашения. В этот момент, с тревогой поднимающийся над военным упадком Америки, политический маятник может начать раскачиваться в другую сторону. То есть еще раз будет подчеркнута роль ядерного оружия как способа получить «дешевых ястреба», по выражению Ньюта Гингрича, как мы уже это делали в другие периоды сокращений обычных вооружений 1950-х годов.

Конечно, есть и другие убедительные мотивы в области ядерного разоружения, например, мы могли бы уничтожить сотни ядерных зарядов без особого изменения в военном балансе, но есть вопросы относительно распространения ядерных материалов, чего никогда не допустят воинственные законодатели и политики, которые имеют огромное влияние в Вашингтоне. В сочетании с огромными сокращением «обычных» силы, идея мира без ядерного оружия не позволяет сохранить американскую военную гегемонию. Вместо этого, мы должны были бы в ответ на новые вызовы времени повысить роль ядерного оружия в защите нас самих и наших союзников, в сдерживании химических и биологических угроз. При этом новый акцент сделан на вопросе «ядерной модернизации» и предъявлены новые требования к «гибкому» арсеналу, который может выполнять такие задачи. Последующие договоры по СНВ, предусматривающие сокращение тактического ядерного оружие, прекращение производства расщепляющихся материалов или расширение запрета на производство ракеты средней дальности, еще более усложняют движение к «глобальному нулю».

Этот «раскол» неизбежен. При подъеме экономики Китай, Россия и Индия скорее всего сократит разрыв в военной сфере между ними и США независимо от того, что происходит с «супер-комитетом». Между тем, есть признаки того, что политический консенсус уже начинает таять: в отличие от Маккейна, фаворит республиканцев Митт Ромни отрекся от цели ядерного разоружения и хочет, чтобы наше оружие было «обновлено, проверено и чтобы его было вполне достаточно». Вместе с тем, что либералы ратуют за сокращение финансирования ядерной сферы США наряду с общим сокращением финансирования военной отрасли США…

Тем не менее, решение «супер-комитета», скорее всего внесет ясность в какую сторону качнется маятник. Если ему удается удивить нас соглашением и предотвратить худший вариант развития событий, это может продлить военную гегемонию Америки в долгосрочной перспективе и упредить беспокойство о нашей позиции в мире.

И мечта Обамы получит новую жизнь.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>