Россия и опасения Кудрина

Правящий тандем уже провозгласил основные постулаты своей политики: цены на нефть будут держаться на высоком уровне … и даже в случае, если они и упадут, издержки будут покрыты за счет резервов.

Экс-министр финансов Кудрин понял, что это опасные игры, которые рискуют вылиться в катастрофу.

В России есть красивая легенда о так называемой «русской рулетке». В ней рассказывается, что царские офицеры играли в такую игру: они брали шестизарядный револьвер, заряжали его одним патроном, крутили несколько раз барабан и затем по очереди приставляли его к виску и спускали курок.

Очевидно, что если играло шесть игроков, то кто-то всегда проигрывал. Однако нет никаких исторических источников, которые подтверждают популярность этой «забавы» среди русских офицеров, но все же легенда хорошо вписывается в традиционные представления о России как о месте, где дела всегда были весьма плохи и люди были счастливы расстаться с жизнью.

Сегодняшний тандем президента Дмитрия Медведева и премьер-министра Владимира Путина (которые после мартовских выборов 2012 года поменяются местами) играют в игру с экономикой страны, которая очень напоминает русскую рулетку. Они намерены проводить финансовую политику настолько рискованно, что экономическое выживание будет зависеть от продолжения существования очень высоких цен на нефть, экспорт которой будет гарантировать большой приток иностранной валюты.

Фундаментальные разногласия по поводу ведения финансовой политики привели к недавней отставке министра финансов Алексея Кудрина, который на протяжении 11 лет был правой рукой Путина в экономических вопросах.

В недавно опубликованной статье «Коммерсанта» (ведущая русская газета), посвященной Кудрину, дается подробный анализ его разногласий с тандемом. Невозможно утверждать, что отставка министра была обусловлена одними лишь эмоциями, возникшими на «пике» того, что Медведеву, а не Кудрину будет предложен пост премьер-министра после президентских выборов. Несмотря на присутствие «эмоций» во всей этой истории, существование фундаментальных стратегических разногласий не может быть скрыто. И будущее экономики России зависит от направления финансовой политики, а не от чьих-то личных амбиций.

Новейшая история России уже видела один подобный прецедент, когда министр финансов Борис Федоров в 1994 году подал в отставку из-за политических разногласий с действующими президентом и премьер-министром. Федоров выступал за политику экономии бюджетных средств, в то время как президент Ельцин выступал за простую денежную эмиссию путем «допечатки» необходимых сумм, чтобы покрыть дефицит бюджета. Результатом для России, живущей не по средствам, была высокая инфляция и, как следствие, крах всей экономики страны. Понимая, что парламентские выборы 1993 года не приведут в правительство реформистский блок «Выбор России», а также, потому что не было надежды на установление жесткой позиции по расходам, Федоров ушел в отставку.

Девять месяцев спустя пришел печально известный «черный вторник», когда рубль потерял треть своей стоимости на валютном рынке, подтверждая, что некомпетентный премьер-министр Виктор Черномырдин и глава Центробанка Виктор Геращенко сильно ошиблись, когда базировали свою политику на том, что печатание денег есть панацея от всех экономических бед. Нынешняя ситуация с Кудриным, имеет много общего с ситуацией с Федоровым семнадцатилетней давности.

Министр финансов уходит в отставку, потому что страна живет не по средствам. Он отмечает, что ряд недавних плохих решений привели к существенному повышению государственных расходов.

Речь идет о предлагаемом быстром росте заработной платы учителей, направленном на то, чтобы привести уровень их доходов в соответствие с уровнем доходов в коммерческом секторе — роскошь, которую могут себе позволить лишь немногие из самых богатых экономик мира. Пенсии также резко возрастут, особенно если учесть, что пенсионный возраст в России является одним из самых низких в мире (60 лет для мужчин и 55 для женщин).

Но вопрос о зарплатах учителей и пенсиях бледнеет рядом с огромной программой перевооружения и увеличения довольствия офицерского состава, что вероятно послужило одним из поводов для формирования антагонизма Кудрина по отношению к финансовой политике Медведева.

Однако существует одно существенное различие между обстоятельствами, при которых Кудрин и Федоров подали в отставку.

В настоящее время Центробанк, во главе с Сергеем Игнатьевым, действует ответственно, и поэтому Россия не склоняется к печатанью денег, что могло бы привести к ускорению темпов инфляции. Если никто не прислушается к Кудрину, а настоящий рост расходов не будет обуздан, экономика еще раз получит катастрофические последствия, но не в масштабе 1994 года.

Возможно, Медведев и Путин и потратили много времени и сил усиленно демонтируя гласность, но они так и не рассказали о путях решения очевидной потенциальной проблемы: что будет с государственной казной России, если цены на нефть вновь упадут. Кудрин отмечает в своей статье, что если это произойдет, то расходы правительства неизбежно превысят его доходы. На самом деле это уже происходило во время кризиса 2008-2009 года, когда дефицит бюджета был покрыт за счет средств резервного фонда, созданного Кудриным в более благоприятные времена. В результате восстановление было значительно более легким, чем многие ожидали летом 2008 года. Путин и Медведев, вероятно, опираются на столь же простой вариант восстановления после любых возможных будущих кризисов.

Тем не менее, Кудрин напоминает нам, что остатки резервного фонда будут использованы в течение года, после чего резкое сокращение расходов будет неизбежным. Эти сокращения составят по разным оценкам приблизительную стоимость всех государственных расходов на образование, здравоохранение и культуру, плюс половина федеральных государственных субсидий для регионов.

Выходит, что понимание тандема относительно будущего экономики России можно очень легко резюмировать. Если повезет — цены на нефть будут держаться на высоком уровне, а если они упадут, то это будет длиться не более года и все расходы, как и в прошлый раз, будут покрыты за счет резервов.

Такой подход может оказаться вполне жизнеспособным. Но это все напоминает русскую рулетку. Существует слишком большой риск катастрофы, если кризис будет действительно серьезным. Путин, похоже, пришел к выводу, что удача всегда будет на его стороне.

До сих пор ему на самом деле удивительно везло с благоприятным экономическим климатом, слабой неконсолидированной оппозиции и невероятным раболепием русского населения, которое упорно терпит неприкрытую коррупцию.

Но давайте предположим, что удача Путина в этот раз закончится и цены на нефть пойдут вниз. Это будет означать жесткое сокращение бюджетных ассигнований и стремительное сокращение резервов, которых надолго не хватит.

По опыту 90-х годов мы знаем как люди реагируют, когда государственные подачки, на которые они полагались, исчезают.

Переход к рыночной экономике привел к значительному падению уровня жизни народа. Большая часть населения отказывалась верить, что это не было результатом реформ, а произошло в следствии общего вырождения советской экономической системы, в которой приоритетным было производство ракет, а не товаров для обычных людей.

Мужчины и женщины на улицах не вникали в причины стагнации и пришли к выводу, что реформаторы просто украли деньги.

И если тандем не изменит своей финансовой политики, прежде чем Россия пострадает от неблагоприятного развития событий на нефтяном рынке, то может быть слишком поздно, чтобы изменить курс.

В кризисной ситуации, Путин вряд ли скажет людям: «деньги закончились, поэтому мы сокращаем зарплаты учителям, повышаем пенсионный возраст и прекращаем финансирование строительства кораблей и истребителей, которые уже находятся в производстве».

Путин будет не в состоянии сократить свои раздутые расходы даже в кризис. Но что является альтернативой сокращению расходов в кризисной ситуации? Кудрин считает, что есть только один выход: повышение налогов (в том числе самым неприятным способом — через инфляционный налог).

Теоретически, конечно, можно было бы прибегнуть к кредитам, к счастью национальный долг России значительно меньше, по отношению к ВВП, чем у Греции, Италии, Испании и многих других западных стран.

Но тут могут возникнуть как минимум две проблемы.

Во-первых, предоставление кредитов в России можно рассматривать слишком рискованным мероприятием, так как большая часть нашего долга связана с крупными государственными и квази-государственными компаниями, которые тандем, наверняка, хотел бы сохранить. Таким образом, наш национальный долг (включая корпоративные долги) является достаточно большим для рынка, чтобы тот мог представить нам кредиты по привлекательным ставкам. Во-вторых, после всего того, что происходит в еврозоне, любое предоставление кредитов повлечет за собой одновременное сокращение расходов. Таким образом, кредитование России вновь будет сочтено слишком рискованным предприятием.

Надо признать, что кредиты в кризисной ситуации не является альтернативой для сокращения расходов. Расходы должны быть сокращены, в любом случае, но Путин и Медведев вряд ли согласятся на это. Другими словами, если что-то пойдет не так нынешний финансовый курс «Медведева-Путина» приведет лишь к одному результату: более высоким налогам.

Действительно, в последнее время отмечается определенная переоценка того, что создал Кудрин: десять лет назад именно он был ответственен за значительное смягчение налоговой нагрузки на бизнес.

Повышение налогов, вероятно, вызовет «побочную» реакцию в русском бизнесе, владельцы которого и так активно вывозят капитал из России, а также на потенциальных иностранных инвесторов, которые вряд ли будут вкладывать деньги в бизнес, если финансовые перспективы России будут неблагоприятными.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>