В России набрасывают завесу на жизнь Сталина

В вышедшей в 2007 году книге британского историка Орландо Файджеса «Шепчущие: частная жизнь в сталинской России» используются устные повести, чтобы глубже раскрыть психологические подавляющие последствия диктаторского режима Иосифа Сталина на обычных советских граждан.

«Нас воспитывали так, чтобы мы держали рот на замке»,- рассказала Файджесу одна женщина о своем детстве, прошедшем в 30-х годах. «Мы всю жизнь боялись разговаривать. Мама говорила, что каждый второй человек — доносчик. Мы боялись наших соседей и особенно милиции. Даже сегодня, когда я вижу милиционера, я начинаю трястись от страха».

На этой неделе Файджес сообщил, что контракт на издание «Шепчущих» на русском языке отменен издательством «Аттикус», якобы по деловым причинам. Файджес, однако, считает, что отмена связана с недавними усилиями российских властей улучшить образ Сталина.

«Я верю им на слово, что тут экономические причины, но у меня также есть подозрения, что, знаете ли, сейчас не подходящее время издавать в России такие книги, как «Шепчущие», по причине нынешней кампании по созданию в России более позитивных взглядов о сталинской эпохе»,- говорит Файджес.

Генеральный директор «Аттикуса», Аркадий Витрук, отрицает, что на него оказывалось давление, чтобы не издавать эту книгу. Он сказал российской службе РСЕ/РС, что контракт был отменен, поскольку компания сочла, что не сможет получить прибыль на издании «Шепчущих».

«Никто мне не звонил и не запрещал мне печатать никакую книгу. Мы принимаем все такие решения, основываясь на экономических данных предполагаемого успеха той или иной книги и на специфике нашей компании. Это все»,- говорит Витрук.

«Например, мы опубликовали книгу шведского ученого Бенгта Янгфельдта «Пари на жизнь» о советском поэте Владимире Маяковском, в которой довольно резко описана жизнь при социалистическом строе, социализм. Так что было бы неточно и неверно утверждать, что мы не издаем книги, содержащие спорный политический материал».

«Аттикус» принадлежит банкиру Александру Мамуту, имеющему тесные связи с высокопоставленными правительственными чиновниками, особенно с первым вице-премьером Игорем Шуваловым.

Положили на полку «Катынь»

Аналогичная история разворачивается с фильмом 2007 года «Катынь» известного польского режиссера Анджея Вайды. Права на демонстрацию фильма в России приобретены продюсером Аркадием Цимблером, но этот спорный фильм нигде невозможно посмотреть. Цимблер говорит, что он не смог «преодолеть сопротивление владельцев кинотеатров» демонстрации «Катыни».

В фильме Вайды показана история приблизительно 20 тысяч польских офицеров, попавших в плен во время второй мировой войны и расстрелянных советской тайной полицией в 1940 году. Десятилетиями советское и российское правительство отрицали ответственность Советского Союза за это массовое убийство. В 2004 году российский военный прокурор закрыл расследование по этим убийствам, отказавшись обозначить данный инцидент как военное преступление или преступление против человечности.

Даниил Дондурей, редактор журнала «Искусство кино» говорит, что исчезновение «Катыни» скорее больше связано с самоцензурой, чем с открытым политическим давлением.

«Если бы Вайда создал фильм о гражданской войне в США или о сражениях между Германией и Францией в первой мировой войне, все бы вдруг вспомнили, что он ведущий европейский режиссер. И фильм распространялся бы — может быть, не очень широко, но на значительном количестве экранов. Были бы статьи и премьеры»,- говорит Дондурей. «Но мы говорим о России, о Сталине, о начале второй мировой войны, о вине Советского Союза. Кто будет рассматривать это пристально и объективно?»

Потеряли аппетит

Да, культурная обстановка в России за последние 15 лет резко изменилась. В конце 1980-х и в начале 1990-х годов аппетит общественности к ранее запрещенным подробностям советского прошлого казался неутолимым. Книги западных историков и бывших диссидентов, таких, как Александр Солженицын, были широко доступны и пользовались огромной популярностью.

В 1988 году советский генерал Дмитрий Волкогонов, позже ставший главой Института военной истории и военным советником президента Ельцина, опубликовал убийственную двухтомную биографию Сталина.

Как руководителю института Волкогонову было поручено наблюдать за подготовкой десятитомной истории советского участия во второй мировой войне. Проект был отменен после подготовки первых четырех томов. Но и эти тома так и не были опубликованы. Волкогонова уволил из института Михаил Горбачев в 1991 году.

По случаю 50-той годовщины завершения второй мировой войны, Волкогонов написал в «Московских новостях» о том, как его исследования раскрыли «поразительную безнравственность военного руководства страны и тайной полиции».

«Если мы хотим по-настоящему целиком измерить величие Победы, ее человеческие измерения и ее цену, мы обязаны помнить не только триумфы, но также трагедии и печаль»,- писал Волкогонов. «Величие нации — в том факте, что она выдержала не только нападение захватчиков, но и преступные ошибки собственного руководства».

Добрый папа Сталин

Даже и эта неполная открытость по поводу прошлого просуществовала недолго, и после того как к власти в 2000 году пришел Владимир Путин, постоянно предпринимаются усилия утвердить Сталина в общественном сознании как эффективного, хотя и безжалостного, руководителя и уменьшить значение его преступлений. В прошлом году президентская администрация содействовала подготовке и распространению пособия для учителей русской истории, которое, по словам авторов, предназначено научить русских гордиться своей историей.

«До недавних пор российская история была объектом пропагандистской атаки как изнутри страны, так и из-за рубежа»,- сказал «Российской газете» в 2007 году историк и соавтор этого пособия для учителей Александр Филиппов.

«Эта атака преследовала две цели. Первая состояла в том, чтобы доказать, что на протяжении всего хода своей истории Россия заслуживала места лишь на периферии мировой политики, что ей нет места среди так называемых цивилизованных наций. Вторая цель заключалась в том, чтобы доказать, что Россия, как преемница тоталитарного режима, навсегда обречена каяться за реальные или вымышленные преступления этого режима»,- сказал Филиппов.

Кроме того, в прошлом году российское государственное телевидение организовало конкурс для определения «величайшего в истории россиянина». На протяжении значительной части этого скандального голосования, которое, по широко распространенному мнению, манипулировалось организаторами, лидировал Сталин, да и в конце концов он все-таки оказался на респектабельном четвертом месте.

Такие усилия принесли свои результаты в форме растущей национальной гордости и все более позитивного общественного восприятия Сталина. В таком контексте, похоже, в путинской России не будет места для таких фильмов, как «Катынь», или таких книг, как «Шепчущие».

Кинокритик Дондурей описывает климат в сегодняшней России словами, которые звучат прямо как отрывок из «Шепчущих» Файджеса:

«Думаю, что каждый российский режиссер или продюсер, хотя никто ему не угрожает, никто ему не говорит: «Боже мой, не делай этого»,- просто сам знает, что можно делать, а что нельзя».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>