Война с Россией: действительная угроза или фальсификация?

В Грузии активно обсуждают новое возможное вторжение России в Грузию. Эта тема стала такой актуальной, что ее обсуждают уже целую неделю.

Поскольку внутренний политический кризис, как кажется, ухудшается, а оппозиционные группы все больше настроены против президента Михаила Саакашвили, возможно, угроза новой войны — это хороший способ отвлечь общественное мнение от беспорядков в самой стране. Грузинские власти во всю обсуждают возможную войну с Россией благодаря интервью, которое дал газете «Kviris Palitra» российский военный обозреватель Павел Фельгенгауэр. По словам господина Фельгенгауэра, российское военное руководство намерено захватить Тбилиси и лишить Грузию независимости. По его словам, посредством военного вторжения в Грузию Россия намерена осуществить свою военную миссию и подчинить своей власти весь Южный Кавказ.

Эти идеи были подкреплены идеологом Кремля, одним из ключевых экспертов по внешней политике России, Александром Дугиным. Господин Дугин полагает, что Кремль планирует избежать внутренних политических столкновений и отвлечь внимание от неблагоприятной внутренней обстановки, призывая к патриотизму и защищая свои «национальные интересы» на территории Евразии.

Совершенно очевидно, что стабильность послевоенной Грузии довольно шаткая, и все еще существующие угрозы стали главным источником подомных предположений. Грузинские территории Южной Осетии (находящаяся в 35-40 километров от столицы Тбилиси неподалеку от стратегической трассы, связывающей Баку с портовыми городами Поти и Батуми) и Абхазии (около 40% прибрежной территории бассейна Черного моря напрямую контролируется российским военно-морским флотом, а российская армия с помощью трех военных баз контролирует весь регион) все еще находятся под контролем российских вооруженных сил. Во-вторых, около административных границ Южной Осетии и Абхазии все еще происходят столкновения, в которых есть погибшие.

Позвольте сказать прямо: Хотя доводы российских аналитиков все же содержат рациональное зерно – например, когда они ссылаются на присутствие российских войск рядом с грузинской столицей – очень маловероятно, что война начнется в ближайшем будущем, по крайней мере, в ближайшие полгода.

За последние несколько месяцев Россия и Грузия не вступали в яростные споры. Напротив, их отношения продвинулись в сторону переговоров, когда в Женеве начались мирные переговоры. Более того, миссия военных наблюдателей ЕС проводят более или менее успешный мониторинг территории Южной Осетии, а мандат Миссии наблюдателей ООН в конфликтной зоне Абхазии был продлен. Все эти события подтверждают малую вероятность начала новой войны, по крайней мере, сегодня, и указывают на то, что из теперешней тупиковой ситуации будет найден выход.

Однако, если тщательно проанализировать ситуацию с внутренней политикой и национальной безопасностью в России, можно обнаружить и другие конкретные показатели того, почему война не начнется еще по крайней мере полгода. Данный анализ выявляет следующее:

• Российские вооруженные силы перегруппировываются, и идет процесс полномасштабной реформы, включающей полное изменение военной системы и изменение порядка в новой военной командной цепи: переход от старой советской системы (Округ/Армия/Подразделение/Эскадрон/Батальон) к более американской структуре (Округ/Операционная группировка/Бригада/Батальон). Более того, министерство обороны России упразднило костяк сержантского состава в почти 100000 человек, и к 2016 году в Российских Вооруженных Силах будут работать не 1260000 человек, а всего 1 миллион. Российские Вооруженные Силы переходят от срочной службы к службе по контракту, и этот переход тоже займет много времени. В добавок, детали реформы вызывают много споров, что продлит процесс модернизации еще на несколько месяцев, что делает менее вероятной возможность того, что Российские Вооруженные Силы будут в состоянии участвовать в полномасштабных военных конфликтах.

• Российская экономика находится в упадке из-за мирового финансового кризиса и плохого управления, и не сможет вынести бремени по выплате дополнительных пяти миллионов долларов в день на военные расходы. Экономический кризис – это еще одна причина, почему начало военных действий является маловероятным, так как война против другого суверенного государства может привести к социальным беспорядкам, в том числе и в вооруженных силах.

• В настоящее время российская «вертикаль власти», то есть Кремль, комфортно себя чувствует, проводя свою геостратегическую миссию на Южном Кавказе, и совершенно необязательно следовать национальным интересам в этом регионе с помощью военных действий. Российский военно-стратегический «треугольник» основан на сети военных баз в Абхазии и Южной Осетии, радио-коммуникационном центре Габала в Азербайджане, 102-й военной базе Гуимри, операционном штабе в Ереване, и небольшой военно-воздушной базе на этой территории. Русские способны контролировать ситуацию на Южном Кавказе с военно-операционной точки зрения, а также осуществлять некоторые специфические миссии на Северном Кавказе, не прибегая к конфликту.

• Главная проблема России – это Северный Кавказ и его подпольные исламистские военные движения, и в первую очередь Россия заинтересована в подавлении национальных политических «ландшафтов» на Северном Кавказе. Для того чтобы справиться с этой проблемой, миссии требуется более специфичная цель. Для Кремля очень трудно разрешить эту новую «северо-кавказскую проблему», и в ближайшие несколько месяцев он сосредоточится на решении этих проблем, уделяя меньше внимания событиям на Южном Кавказе.

• Москва пытается наладить общение с новой администрацией США и ЕС, а разрушение и так уже шаткого международного положения России не входит в интересы нынешних властей Российской Федерации. Первая встреча президентов Медведева и Обамы, которая возможно пройдет 2 апреля, будет самым интересным и захватывающим событием, которое повлечет за собой некоторые изменения в формировании внешней политики стратегических расчетах Российской Федерации. Таким образом, Москва будет манипулировать планом мирного урегулирования Медведева-Саркози, для того, чтобы представить себя надежным партнером в международных отношениях, в частности в вопросах борьбы с международным терроризмом и миссии в Афганистане, которая является приоритетом во внешней политике администрации президента Обамы.

Еще ведутся споры о том, почему войны можно будет избежать, и каким образом Грузию можно считать менее привлекательной целью. Никто не знает образ мыслей политических руководителей Кремля, но будем надеяться, что война вряд ли настанет, по крайней мере, еще через полгода или больше.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>