БРИКС не спасет Еврозону

Амбициозная попытка Бразилии наладить внутренний консенсус внутри группировки так называемых «стран БРИК» (далее – BRICS)для своевременной финансовой интервенции, чтобы сохранить и поддержать больные южные экономики Запада обратилась в прах.

Министры финансов стран BRICS — Бразилии, России, Индии, Китая и Южной Африки встретились в Вашингтоне, округ Колумбия, чтобы обсудить эту идею, но Пекин, Нью-Дели, Москва и Претория не поддержали предложение Бразилии по скоординированной покупке облигаций финансово слабых правительств Еврозоны, Греции, Испании и Италии. Этот результат отражает разнообразные экономические структуры, условия и модели, которые преобладают в отдельных странах BRICS.

Бразилия размещает почти 80 процентов своих госрезервов в долларах США (352 млрд. валютных резервов в долларах США) и поэтому нервничает по поводу роста уровня государственного долга в американской экономике. Она стремится диверсифицировать свои резервы и держать их подальше от доллара и, следовательно, призывает BRICS объединить свой капитал и объявить о большой покупке облигаций слабых экономик Еврозоны. Действия Бразилии согласуются с Китаем, который также говорит о ненадежности доллара США. С 3,2 триллиона долларов США в резервах, только 25 процентов из которых размещены в еврооблигациях, Китай имеет достаточно поводов для приобретения облигации европейских стран, таких как Италия. Когда премьер-министр Китая Вэнь Цзябао выразил готовность протянуть «руку помощи и увеличить инвестиции в европейскую экономику» на недавнем Всемирном экономическом форуме (ежегодная встреча в Давосе), он явно имел ввиду диверсификацию резервов, наряду с опасениями по поводу падения объема европейского потребления китайской продукции.

Тем не менее, мы видим редкие расхождение во взглядах внутри китайского государства между «Мудростью» покупки облигаций европейских стран, которые напоминают тонущий корабль и отсутствием обозримой перспективы роста в южных экономиках Еврозоны, что делает это рискованным вложением денег. Китайские блоггеры разместили сообщения, в которых подвергали критики намерения по поводу управление валютными резервами и высказывались против инвестиций в еврозону «под влиянием политических факторов, а не на по рыночным принципам». В Китае ведется серьезный анализ плюсов и минусов покупки итальянской облигаций, что свидетельствует о неподдельном страхе, что пока еще нет сформировавшейся альтернативы доллару США для хранения своих резервов.

Индии попадает в эту же полосу неопределенности. Его официальные комментарии по идее Бразилии по покупке евро-облигаций не были слишком «теплыми». Только 20 процентов от своих 320 миллиардов долларовых валютных резервов размещены в евробондах. Индия имеет ресурсы для скупки еврооблигаций. Тем не менее, «The Economic Times» цитирует индийского сотрудника министерства финансов, заявившего, что «мы будем поддерживать 20 процентное соотношение». Экономический прогноз роста Индии был отмечен в последние несколько месяцев на уровне менее 8 процентов. Многие аналитики указывают, что новый глобальный экономический спад не обошел и Индию. И все же, как рефлекторная реакция в период неустойчивости, индийские власти придерживаются доллара.

В любом случае, как и Южная Африка, где только 50 млрд. долл. США находятся в валютных резервах, Индия является относительно небольшим игроком, чтобы выполнить системно значимые покупки облигаций стран Еврозоны.

Россия также отвергла предложение Бразилии по согласованным действиям BRICS по покупке еврооблигаций. Приблизительно 45 процентов иностранных запасов России – около 543 миллиардов долларов уже размещены в евро, и ее европейский вектор развития менее сосредоточен на южных экономических системах континента и больше на Германии, которая является ключевым получателем российского газа через недавно построенный трубопровод Nord Stream. Если Россия и купила бы больше облигаций от европейских стран то это были бы ценные бумаги Германии, а не Италии, Испании или Греции.

Если 17 государств-членов еврозоны преодолели бы возражения в рамках их внутренних политических арен и еврооблигации были бы гарантированы всей группировкой стран – страны BRICS нашли бы их более привлекательными для размещения своих резервов.

По иронии судьбы, президент Бразилии Дилма Руссефф была бдительна в отношении опасности «избыточной ликвидности» и притока «горячих денег» из богатых стран. Частный капитал, в том числе из зоны евро, течет в обратном направлении, т.е. от ОЭСР к BRICS. Надежды на желание капитала пойти в обратном направлении («в сторону Евро») являются весьма сомнительными. Вряд ли правительства будут иметь меньше здравого смысла, чем частные инвесторы, когда дело доходит до вложения инвестиций.

В отличие от частных инвесторов, правительства имеют одну дополнительную переменную, чтобы рассмотреть возможности и решить, где разместить свои резервы – они должны иметь политическое влияние и имидж «ответственных» игроков, которые приходят на помощь «больным». «Моральный компас» — негосударственный пенсионный фонд является отличным от фонда национального благосостояния. Последний мотивирован конкуренцией за безопасность и престиж перед другими государствами, геополитическим пространством, а также борьбой за рычаг влияния и бонусы, которые могут быть извлечены из альтернативных сфер инвестирования резервов. Именно из-за этих факторов Китай и Бразилия заговорили возможности покупать больше европейских облигаций.

Диссонанс между частным капиталом и государственным является структурной проблемой – одним из перекосов мировой экономики. Могут ли страны с развитой экономикой ограничить отток частного капитала, ищущего более высокие процентные ставки в странах с развивающейся экономикой?

Если деньги смогут остаться «дома» и будут направлены на финансирование государственного долга, то это положительно скажется на процессе «успокоения финансовых морей» в ЕС и США. Грубо говоря, западные корпорации «сидят» на триллионах долларов в виде наличных денежных средств и не делают ничего для повышении занятости или спасение правительств стран с развитой экономикой, чьи ценные бумаги у них в закромах. Если западные компании-гиганты разделят бремя реструктуризации задолженности в странах, где они имеют свои штаб-квартиры, деньги от BRICS могут даже и не понадобиться.

Ограничения на движение капитала сохранены Малайзии с конца 1990-х и США и Еврозоне могли бы сделать то же самое. Но это требует большой политической воли, чтобы заставить крупный бизнес купить местный публичный долг в интересах общей макроэкономической стабильности в странах ОЭСР. Частный капитал не национальный, но он должен быть подконтролен, чтобы предотвратить катастрофы подобные возможному краху евро.

Капитал, в несколько раз превышающий общий вес валютных резервов стран БРИК. может быть привлечен к возрождению Еврозоны, только если высокорентабельные трансатлантические корпорации начнут покупать еврооблигации.

В ноябре 2010 года миллиардер частный инвестор Уоррен Баффет щедро благодарил «дядю Сэма» за многомиллиардные вливания, которые уберегли корпоративную Америку от обрушения в период финансового кризиса. В настоящее время США и европейские правительства склонны к тому, чтобы потребовать от своих корпораций купить государственный долг.

Японская модель в местном масштабе по выкупу долга собственными компаниями более жизнеспособна для Еврозоны, чем модель с участием BRICS. Если риски и потери приватизированы «локальная депрессия» (поскольку текущий глобальный резкий спад был описан экономистом Брэдфордом Делонгом), будет продолжать расширять свои «владения».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>