Америка, умеющая говорить «нет»

Йен Бреммер

В начале этого месяца президент Кыргызстана Курманбек Бакиев подобострастно отправился в Москву просить финансовой помощи. Чтобы его просьбу было приятно слушать, Бакиев объявил, что требует от Соединенных Штатов закрыть их авиабазу в Кыргызстане, которая снабжает войска НАТО в соседнем Афганистане.

Аналогичным образом в конце прошлого года правительство Исландии обратилось к России с просьбой оказать финансовую помощь исландской банковской системе, а пакистанский президент Асиф Али Зардари посетил Китай в надежде обеспечить вливание наличных в чрезвычайном порядке.

Некоторые наблюдатели указывают на эти эпизоды, как на свидетельство упадка американских возможностей оказания помощи зарубежным странам. Но тут есть более широкий аспект: ведь пока, если не считать относительно небольших сумм, предложенным киргизам, Россия и Китай не оказали большой помощи.

Сейчас много говорится о «постамериканском мире» и многие наблюдатели видят переход от международного порядка, в котором доминировали США, к многополярной системе, в которой такие страны, как Китай, Россия и несколько других стран соперничают за глобальное лидерство, сталкиваясь с рядом общих вызовов и рисков.

Более пяти лет тому назад президент Китая Ху Цзиньтао провозгласил, что «тенденция к многополярному миру необратима и доминирует». Когда Владимир Путин пожаловался на конференции в Мюнхене в прошлом году, что стремление США к односторонним действиям поддерживает конфликты по всему миру, обиженный сенатор Джон Мак-Кейн ответил, что в «сегодняшнем многополярном мире» в конфронтации нет необходимости.

Когда Путин приветствовал венесуэльского президента Уго Чавеса в России в сентябре прошлого года, он отметил, «что Латинская Америка становится значимым звеном в образующейся цепи многополярного мира». Чавес согласился: «Многополярный мир становится реальностью».

И все они неправы. Господство США, безусловно, имеет тенденцию к сокращению, однако многополярный мировой порядок подозревает, что несколько возникающих новых держав придерживаются противоречащих друг другу взглядов на то, как нужно управлять миром, и что они готовы действовать, продвигая свою повестку дня. А это вовсе не так.

Вместо этого мы становимся свидетелями рождения неполярного миропорядка, в котором основные соперники Америки слишком заняты проблемами у себя дома и в своем ближайшем окружении, чтобы взять на свои плечи груз самых трудных интернациональных проблем. Ни одна из появляющихся новых держав даже не начала использовать свои растущие экономические и политические возможности для продвижения по-настоящему глобальных амбиций или для того, чтобы принять на себя ответственность, которую Вашингтон больше не может позволить себе нести.

Начнем с России. Несмотря на ее растущие связи с Венесуэлой и усилия по координации энергетической политики с богатыми природным газом странами в Северной Африке, у Кремля нет стремления восстанавливать свое влияние в Латинской Америке, Африке или Юго-Восточной Азии в масштабе советской эпохи, нет у него и идеологической привлекательности в советском стиле. Вместо этого лидеры России заняты защитой российского рынка, банков и фирм от наихудших последствий глобального финансового кризиса, консолидацией государственного контроля над различными секторами национальной экономики и расширением своего влияния на бывшей территории Советского Союза.

Необходимость для Китая удовлетворить свою насущную потребность в импортируемой нефти и других сырьевых товарах вызвала его активное присутствие в международных отношениях. Однако его влияние носит скорее коммерческий, чем политический характер. Лидеры Китая должны посвящать свое внимание потрясающему набору экономических проблем у себя дома: предотвращению экономического спада, способного лишить миллионы людей работы и вытолкнуть их на улицы, последствиям земельной реформы в деревне и усилиям взять под контроль громадные проблемы в области окружающей среды и здравоохранения.

Индия вынуждена бороться за свои интересы, находясь в тени Китая, тем более что эта тень все время растет. Учитывая, что в следующем году предстоят выборы, правящая партия Индийский Национальный Конгресс расходует время и деньги правительства на субсидии для потребителей, повышение зарплаты государственных служащих и облегчение долгового бремени для фермеров.

Бразилия занята аналогичным образом, и, по-видимому, не имеет в краткосрочном плане более широких устремлений, чем содействовать стабильности в Латинской Америке, взять под контроль последствия глобального финансового кризиса и вдохновлять своим примером другие развивающиеся страны.

Короче говоря, налицо вакуум глобального лидерства, и именно в то момент, когда в нем существует острая нужда. Внимание президента Барака Обамы сосредоточено на стимулировании анемичной экономики США, на том, чтобы тщательно разрабатывать налоговые льготы, реформировании политики в энергетической системе и в области здравоохранения и восстановления доверия к американским финансовым институтам. В Европейском Союзе продолжаются внутренние дебаты по поводу того, как лучше помочь ее слабеющим банкам и отраслям промышленности, как справляться с последствиями расширения ЕС и зоны «евро» и налаживать все более проблемные отношения с Россией.

Кто же тогда может взять на себя ведущую роль в усилиях по созданию новой глобальной финансовой архитектуры, отражающей все сложности коммерции 21-ого столетия? Кто может добиться консенсуса в реакции многих стран на перемену климата? Кто заменит новым устаревший режим нераспространения ядерного оружия, обеспечит коллективную безопасность в появляющихся международных горячих точках и создаст импульс для переговоров о мире на Ближнем Востоке?

Международный саммит в Вашингтоне в ноябре 2008 года подчеркнул эту проблему. Самые богатые страны мира («большая семерка») обратились к новым державам в рамках «большой двадцатки» за содействием в координации отклика на глобальный финансовый спад. Как ни трудно о чем-то договориться семи странам, но вы только представьте себе, какой это вызов — попытаться добиться консенсуса среди двадцати.

Примите во внимание хотя бы соперничающие взгляды среди стран этой группы по вопросам демократии, прозрачности, по поводу роли государства в экономике, новых правил дорожного движения для финансов и торговли, а также как лучше обеспечить, чтобы ООН, Международный Валютный Фонд и Всемирный Банк справедливо отражали сегодняшний глобальный баланс сил.

В следующие несколько лет, когда оказавшиеся в кризисной ситуации страны будут обращаться за помощью к США, им все с большей вероятностью придется слышать слово «нет». И отнюдь не ясно, что кто-то еще готов и способен сказать «да».

Йен Бреммер — президент «Юрейша груп» и старший научный сотрудник «Уорлд полиси инститьют»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>