Белоруссия: экономический кризис и фактор российского медведя

Возможно, с годами я становлюсь марксистом, но неправильно ли было предположить, что сегодня экономика в Белоруссии во многом зависит от политики? То есть, может ли мировой экономический кризис объяснить незначительные изменения в сторону политической либерализации, которые не так давно произошли в самом, не побоюсь этого слова, жестко контролируемом государстве Европы?

В начале года, когда экономика Белоруссии трещала по швам, власти этой страны девальвировали свою валюту на 20% и попросили Международный Валютный Фонд предоставить им заем на сумму 2,5 миллиарда долларов США. У Белоруссии также есть кредитный долг на сумму 2 миллиарда долларов США, который она должна выплатить России, своему гигантскому соседу, от которого она получает почти все энергоресурсы по сниженным ценам. Над Белоруссией нависла огромная проблема по выплате долгов. Дело в том, что экономика этой страны находится в глубоком кризисе, из которого она не сможет выйти без помощи МВФ, Европейского Союза и, конечно же, России.

С другой стороны Президент Александр Лукашенко немного ослабил политический контроль, позволив двум независимым газетным изданиям продавать свою продукцию через государственную торговую сеть, а также учредив государственные консультационные советы по правам человека и свободе СМИ. На прошлой неделе в Минске оппозиционные активисты сказали мне, что эти меры вряд ли к чему-то приведут и могут быть отменены в любой момент. Более того, в начале этого месяца были вновь арестованы двое бывших политических заключенных. Им были предъявлены явно сфальсифицированные обвинения в причинении ущерба собственности.

Тем не менее, представители Евросоюза убеждены в том, что изменения в Белоруссии, хотя и контролируемые изменения – могут быть не за горами.
Некоторые уже связывают эти изменения с назначением в прошлом июле Владимира Макея на пост влиятельного главы президентской администрации Лукашенко. Господин Макей – это интересная политическая фигура. Во-первых, он, как мне говорили, имеет смешанные литовско-шотландские корни (фамилия «Макей» — это «Мэккей» по-славянски?). Во-вторых, по профессии он лингвист-международник, и в коммунистическую эпоху он работал в Советских Вооруженных Силах. Оставшаяся часть его политической карьеры и биографии не столь примечательна.

Ни господин Лукашенко, ни господин Макей не собираются превращать Белоруссию в прозападную страну. Это не имеет абсолютно никакого стратегического смысла для небольшой страны, которая географически и культурно так тесно связана с Россией. Но российское военное вмешательство и фактически территориальное разделение Грузии, произошедшее в августе прошлого года, послужило для белорусских лидеров первым тревожным звонком. Если они хотят, чтобы их страна оставалась независимой, они должны наладить более тесный контакт с ЕС. А это означает осуществление некоторой политической реформы.

Экономика многое объясняет. Но в случае с Белоруссией, важную роль играет фактор российского медведя.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>