Показуха и история: будем надеяться, что бомбоубежище больше не понадобится

В 1954 году, когда открылась гостиница «Ленинградская», изменилось само понятие советской роскоши. Позолоченные ворота в вестибюле были копией таких же, стоящих в Кремле. Мощные канделябры напоминали об убранстве православных церквей, только увенчаны они были советскими пятиконечными звездами и колосьями пшеницы.

Спустя три года открылась гостиница «Украина», еще больше и ещё роскошнее. Со своим 680-футовым шпилем, увенчанным звездой, это было самое высокое здание гостиницы в Европе.

Эти два здания входили в число семи так называемых сталинских небоскребов, построенных в ознаменование победы СССР во Второй мировой войне и давших разрушенной столице образ, подобающий сверхдержаве. Строители не останавливались ни перед какими расходами. Фидель Кастро и прочие выдающиеся деятели коммунизма, приезжая в гости, приходили в трепет десятилетиями.

К 1990-м годам эти величественные здания пришли в такой же упадок, как и сама Россия. Под сводами банкетного зала «Ленинградской» разместилось кичевое казино. А в ресторане под крышей гостиницы «Украина» сломались вращающиеся столики, а помещение разделили перегородками и отдали под офисы.

Сегодня обе гостиницы опять вступили в гордое соперничество друг с другом, стремясь установить новый стандарт гостеприимства в форме характерной для постсоветской эпохи смеси грандиозности, историчности и роскоши.

В 2008 году «Ленинградскую» выпотрошили и вновь открыли в виде «Хилтона». В том же году, но раньше, «Украина» превратилась в «Рэдиссон».

Сотрудники «Украины» презирают «Ленинградскую» за ее статус «три звезды с плюсом», а свой отель по мировому пятизвездному стандарту оценивают… в шесть звезд.

«Мы стоим на ступень выше, чем они», — сказал генеральный управляющий «Украины» Вольфганг Ничке (Wolfgang Nitschke). — «У нас особые качества».

Но сотрудники «Ленинградской» настаивают, что их гостиница — в той же категории.

Охранители архитектурных памятников Москвы непреклонно отстаивали необходимость обновить мрачное убранство «Ленинградской», состоявшее из темного дерева и золота, — такая эстетика могла бы понравиться что Сталину, что Ивану Грозному. Сотрудники официального ведомства по охране памятников даже потребовали сохранить установленную в брежневскую эпоху красную неоновую вывеску.

Сохранилась и оригинальная конторка регистратуры, хотя она и «похожа на какую-то фанеру в пятнах», как вспоминает старший вице-президент компании Interstate Hotels & Resorts из Арлингтона (штат Виргиния) Колин Данкли (Colin Dunkley), управляющий этим отелем по франшизе от Hilton.

«Мы предложили сделать что-нибудь более внушительное, но не получилось», — вспоминает Данкли.

Власти не дали добро на открытие ресторана под крышей — не было места под пожарные выходы — так что теперь на последнем этаже находятся кондиционеры.

Зато под землёй у рабочих было больше свободы, и, орудуя отбойными молотками, они сделали из пуленепробиваемого потолка двенадцатиметровый бассейн, а бомбоубежище переделали в салон красоты.

«Мы надеемся, что бомбоубежище больше не понадобится», — сказала пиар-менеджер Светлана Кислова вскоре после открытия отеля.

Номера, за проживание в которых берут порядка 350 долларов за ночь, подверглись модернизации. В пяти «исторических люксах» восстановили теплую обстановку времен «холодной войны» с разной лепниной и колоннами, вручную расписанными цветами. По словам генерального директора Йорга Бегинена (Joerg Beginen), эти номера стоят втрое дороже обычных, и навязывали их довольно жестко.

Для гостиницы «Украина» (частично из-за меньшей роскоши убранства, чем у конкурента) московские власти позволили большую свободу распоряжения выделенными на ремонт тремястами миллионами долларов. В частности, в вестибюле разместили с десяток бутиков с бриллиантами и жемчугом. Активист охраны памятников архитектуры Александр Соловьев, работавший с обеими гостиницами, говорит, что охранителями велась долгая битва против гламура.

«Если бы там не было специалистов по реставрации, то они покрыли бы изнутри золотом все», — сказал он.

Пентхаус «Украины», с которого долгие десятилетия милиция наблюдала за жизнью города, был переделан под рестораны с видами, как на открытке. Под шпилем расположили специальный укромный уголок для двоих, предназначенный для делания брачных предложений и прочих дел, требующих романтичной атмосферы.

Архитекторы разобрали подвальное помещение, наполненное установленной КГБ подслушивающей аппаратурой. Расположенные по соседству погрузочные платформы переделали в гигантский фитнесс-клуб с олимпийским бассейном и помещениями для занятий аэробикой.

Реставраторы тщательно восстановили настенную роспись вестибюля, где изображались счастливые украинские крестьяне, и отчистили коллекцию из более 1200 картин в стиле социалистического реализма, ныне выставленных на всеобщее обозрение.

Сталинские украшения нравятся многим клиентам, например, Клайду д’Крузу (Clyde D’Cruz), директору сельскохозяйственной компании из Молина (штат Иллинойс), приезжавшему сюда на конференцию. По его словам, декор гостиницы показался ему «интригующим» и «ошеломляющим».

«Украина» имеет целых десять категорий номеров, средняя цена которых — 425 долларов за ночь, а также двойной президентский suit площадью в четыре тысячи квадратных футов. Обставленный специально сделанной итальянской мебелью номер с белым механическим пианино и пуленепробиваемыми стеклами номер имеют все, чего потенциальный посетитель только может пожелать. Даже туалетные принадлежности гостиницы отличаются уникальным запахом, разработанным лондонской фирмой Penhaligon, которую любил Уинстон Черчилль.

Сейчас гостиница отражает две эпохи в жизни Москвы. Рядом с центром продаж «роллс-ройсов» стоит бронзовый памятник разведчику Красной армии, поставленный в советскую эпоху. У главной двери висит знак — «вход с оружием запрещен».

Архитектор «Ленинградской» Леонид Поляков, который сделал еще и несколько самых богато украшенных станций московского метро, отделал интерьер гостиницы редким красным камнем, добываемым вблизи Северного полярного круга. Лестницу он осветил шестидесятитрехфутовым бронзовым канделябром, претендующим на звание самого длинного в мире.

«Мой отец был очень поглощен этим делом», — вспоминает дочь Полякова Анна. — «Он сам выбирал все ткани, подбирал стеклообои под покраску, портьеры, покрывала в старом стиле».

По словам директора Бегинена, необычный облик «Ленинградской» очень нравится иностранцам. Русские, по его же словам, менее однозначно относятся к собственной истории и «не всегда смотрят на это положительно».

Такой же была реакция и вскоре после открытия отеля, когда советский лидер Никита Хрущев только начинал свою кампанию по борьбе со сталинизмом. Он назвал украшения «Ленинградской» ненужными архитектурными «излишествами». Архитектора Полякова лишили Сталинской премии за проектирование и выгнали с официальных должностей.

Проектировщики, заканчивавшие тогда работу над «Украиной», боясь назначения куда-нибудь в Сибирь, поспешно убрали декор и детали из своих планов. По словам реставраторов, они попытались воссоздать первоначальный замысел на основе эскизов сталинских времен и прочих данных. К примеру, убирая пожелтевший мрамор отделки вестибюля, рабочие обнаружили, что простые квадратные колонны изначально должны были быть круглыми и иметь красивые капители. Именно такими их и восстановили, и оказалось, что они хорошо сочетаются с новой обстановкой.

«Может быть, в некоторых местах мы переборщили», — признает Владимир Шескин, руководивший коллективом реставраторов. — «Но мне так не кажется».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>